«Зрада» отменяется: есть ли реальное будущее у Союзного государства?
Автор: Александр Гнидюк, эксперт Фонда общественной дипломатии

В медиапространстве в последние месяцы идут серьезные дискуссии вокруг формата возможных договоренностей между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным по реанимации проекта Союзного государства. После ряда провальных переговоров стороны все же начали говорить о возможном компромиссе. Однако не стоит делать поспешных выводов и разгонять условную «зраду», ведь интересы обеих переговорных субъектов несколько отличаются, что может повлиять на конечный результат.

В Кремле стремятся дожать белорусов на предмет конкретных договоренностей, которые создадут предпосылки для действительно углубленной политической интеграции, при которой официальный Минск будет вынужден уступить часть своего суверенитета. В этом вопросе проявляет нескрываемый интерес лично Владимир Путин, который стремится продемонстрировать определенные успехи Союзного государства, которое, де-юре, было создано еще двадцать лет назад. Для Путина подобная «победа» имеет дополнительный символизм, поскольку этот президентский срок, с высокой вероятностью, станет для него последним. Именно поэтому углубленная интеграция Беларуси в состав России, наряду с «аннексией Крыма» может стать подтверждением имиджа сборщика потерянных земель и положительным итогом всего периода правления. Более того, это получит высокий уровень поддержки внутри российского общества.

С другой стороны находятся интересы белорусской стороны, которые, уже традиционно, заключаются в использовании накатанной схемы – «экономические выгоды в обмен на теплые политические заявления». Для Александра Лукашенко важно получить доступ на огромный российский рынок и сохранить низкие цены на энергоресурсы, учитывая сырьевую зависимость белорусской экономики и целый комплекс НПЗ, функционирование которых напрямую зависит от дешевых цен на нефть.
Еще один рисковый аспект заключается в политической плоскости, ведь на август 2020 запланированы очередные президентские выборы в Беларуси, которые должны стать последними для постоянного лидера страны. Александр Лукашенко уже сейчас пытается зачистить политическое поле под своего старшего сына Виктора Лукашенко, который много лет работает в должности помощника президента по национальной безопасности и считается одним из кураторов силового блока.

В данном случае модель и даже сама возможность транзита остаются дискуссионными и будут зависеть от многих обстоятельств, среди которых следует выделить две ключевых – состояние экономики и позиционирования страны на международной арене. Понятно, что в такой ситуации рассчитывать на поддержку со стороны ЕС и США не приходится. Это создает дополнительные риски для президентской семьи, ведь на данный момент, официальный Минск сталкивается с определенными проблемами на Западе и сохраняет огромную зависимость от Москвы. Российская сторона пытается использовать подобную ситуацию с максимальной выгодой для себя, что во многих случаях, противоречит интересам Беларуси.

Именно поэтому Александр Лукашенко стремится диверсифицировать потенциал международного сотрудничества путем налаживания диалога с КНР и рядом других влиятельных актеров. Вместе с тем белорусский президент стремится удержать максимальный баланс на уровне двусторонних отношений с Россией, который позволит получить определенные бенефиты, но и одновременно удержать необходимый уровень субъектности для защиты собственного суверенитета. Предсказать конечный результат этой комбинации довольно сложно, но попробуем проанализировать ключевые действия с обеих сторон.

Партнерство на грани фола

Начнем отсчет с повседневного события, лишенного на первый взгляд любой интриги – парламентских выборов в Беларуси, которые проходили в формате недельного марафона и завершились вполне прогнозируемым результатом. Во время кампании прослеживалась активизация пророссийского дискурса со стороны отдельных активистов и представителей местных политических партий. Понятно, что уровень воздействия белорусских партийных проектов на политическую жизнь внутри страны остается критически низким, однако стоит выделить тенденции, заключающиеся в попытке Москвы максимально использовать инструменты мягкой силы для формирования благоприятной для себя повестки дня. Очевидным также остается и тот факт, что Александр Григорьевич не мог оставить без собственного внимания подобные проявления внимания. Особенно во время достаточно напряженных переговоров с Россией.

Впоследствии стороны начали активную подготовку к организации встречи на уровне глав двух государств, на которую российская сторона возлагала особые надежды. Однако фактически сразу после вылета белорусского президента в Сочи на встречу с Путиным, в Минске началась многотысячная акция протеста против присоединения в состав России. На еще больший интерес заслуживает тот факт, что полиция и другого рода силовые структуры, впервые за долгое время, проявили большую лояльность по отношению к митингующим. Из этого можно сделать вывод, что сценарий «игры в демократию» Александр Григорьевич усвоил и организовал прогнозируемый ответ. Переговоры продолжались долго, но не принесли никакой конкретики. Президенты даже не договорились о совместном заявлении для представителей СМИ.

Консультации по созданию Союзного государства возобновились в обычном формате, без участия президентов и серьезных изменений. Стороны заявили о том, что в центре внимания остались те же вещи, о которых упоминали еще до начала переговоров – цены на нефть, газ и Налоговый кодекс. Очередным триггером стало получение белорусами кредитного транша от КНР на 500 млн долларов, которые ранее Минск планировал взять в Москве. Договор с китайцами был подписан 16 декабря. Пекин согласился выделить белорусам «срочный кредит» под «общие цели». То есть, белорусская сторона сможет использовать эти средства для реструктуризации долговых обязательств и пополнения золотовалютного резерва. Подобный факт целесообразно воспринимать как демонстрацию собственного статуса на международной арене со стороны официального Минска.

Реакций с российской стороны не заставила себя долго ждать. На следующий день территорию Российской Федерации покинул одиозный миллиардер Михаил Гуцериев, которого считают одним из ключевых бизнес-партнеров Александра Лукашенко. По информации в СМИ, после короткого вояжа в Европу бизнесмен приземлился в аэропорту Минска. А уже 18 декабря на ряде наиболее популярных telegram-каналов России начала появляться информация об обысках в офисах «РуссНефти» и ряда других компаний, принадлежащих Гуцериеву. Причина заключается в обвинении в незаконных поставках нефтепродуктов на территорию Украины и Турции, внимание, через территорию Беларуси. И это при том, что нефтяной бизнес на территории Беларуси, как известно, находится в сфере интересов «президентской семьи».
Кроме того, Гуцериев занимается калийными удобрениями, и при поддержке Лукашенко, получил китайский кредит на разработку еще одного месторождения на территории РБ под государственные гарантии со стороны Минска.

Ситуация выглядит так, что Кремль решил нанести удар по финансовым активам Александра Лукашенко накануне встречи лидеров-стран СНГ в Санкт-Петербурге. Российский президент сделал еще один сигнал в адрес белорусского визави во время своего пресс-марафона накануне упомянутого саммита, где он дал четко понять – Россия не пойдет на уступки по ряду принципиальных экономических вопросов, пока не будет 100% гарантии относительно реальной интеграции Минска.

В ответ на это Александр Лукашенко провел заседание Совета Безопасности, в ходе которого был принят новый план обороны Беларуси. В нем делается акцент на стратегическом сдерживании возможной военной агрессии в отношении соседних государств, в том числе и России. Хотя после этого Лукашенко отметил необходимость усиления сотрудничества в сфере обороны в рамках ОДКБ и СНГ, но подобные действия, безусловно, вызвали дополнительные вопросы с российской стороны.

Российский саммит СНГ не стал прорывным в направлении формирования новых договоренностей между Минском и Москвой. Хотя после его завершения представители обеих сторон говорили об определенном прогрессе в переговорах и согласовании дорожных карт по отдельным направлениям, но ключевые проблемы остались нерешенными.

Что будет дальше?

На данный момент ведется много дискуссий относительно имплементации 31 дорожной карты на двустороннем уровне, которые позволят двигаться дальше в процессе создания Союзного государства. Однако ключевые проблемы остаются нерешенными, о чем максимально откровенно рассказал белорусский президент в своем последнем интервью для «Эхо Москвы». Лукашенко сохранил традиционную риторику касательно братских народов, общей истории и системы безопасности, но дал четко понять – объединение может иметь исключительно экономический характер, без политической составляющей. Он отметил, что Минск готовится к различным вариантам развития ситуации в переговорах с Москвой.

Более того, белорусский глава пошел на повышение ставок, заявив о возможном снижении обьемов транспортировки российской нефти через трубопровод «Дружба» (снижение транзита из 60 млн тонн, до 20 млн тонн). Понятно, что подобные заявления ориентированы исключительно на создание определенного давления на Кремль. Трудно рассчитывать на практическую реализацию этой инициативы, учитывая прямую энергетическую зависимость белорусов от российского сырья, которая, вопреки налоговом маневра, остается дешевле по сравнению со средними ценами на рынке. Также Александр Григорьевич в очередной раз объяснил, что он не заинтересован в том, чтобы «сливать» суверенитет собственного государства и превращаться в сырьевой придаток России.

Поэтому вопрос о будущем формата Союзного государства остается открытым и политические баталии на уровне обеих сторон продолжатся в 2020 году.

Популярные публикации