Что стоит за дружественной политикой президента Молдовы И. Додона в Приднестровье?

Автор: Игорь Гырля, главный Консультант в Комиссии по вопросам права, назначениям и иммунитету Парламента Республики Молдова, социальный активист

Приднестровский вопрос является одним из приоритетных, когда речь идет о безопасности в регионе по ряду причин. Можно заметить, что в последнее время, имеет место активизация диалога между Президентом Республики Молдова (РМ) И. Додоном, и Президентом, так называемой, Приднестровкой Молдавской Республики (ПМР) на тему данного вопроса. В настоящей статье, мы проанализируем причины этого диалога и его возможные последствия.

Во-первых, Приднестровье вынуждено сотрудничать с властями Молдовы из-за своей экономической и физической изолированности.

Экономическая изолированность ПМР

С Апреля 2014 года, из-за вооруженного конфликта на Донбассе, Украина начала серьезно относиться к Приднестровскому вопросу. Для ПМР это начало означать более строгий пограничный режим и, как эффект, ударило по «схемам»,  которые позволяли нарушать пограничные соглашения с РМ. В такой ситуации приднестровский «бизнес», который состоял в основном, из контрабанды,  начал рушиться и, как следствие, сама «экомоника» региона пошатнулась. С 2014 года по данный момент, как известно, украинские и молдавские власти улучшили совместную работу на пограничных пунктах (в ближайшем будущем будет организован совместный пограничный контроль на всех 17-ти молдо-украинских таможенных пунктах), сделав практически невозможным для приднестровской стороны обходить экономические договоренности с Молдовой. Ранее Молдова, де-факто, не участвовала в пограничном контроле, а украинская сторона закрывала глаза на незаконный перевоз товаров через украинскую границу приднестровскими «бизнесменами».

Физическая изолированность ПМР

Выше описанная ситуация поставила приднестровких жителей в ситуацию необходимости получать международно признанные документы (например: молдавский, украинский, российский паспорты) для того,  чтобы пересекать данную границу.

Во-вторых, И. Додон заинтересован в политической эксплуатации приднестровского вопроса.

Начнем с того, что 24 февраля 2019 года в Кишиневе будут организованы парламентские выборы по смешанной избирательной системе, в которой будут 51 одномандатное место и 50 репрезентативных мест. Из 51 одномандатного  места — 2 депутатских места отведены для приднестровских представителей.

По последним данным в Приднестровье проживают около 475 тысяч человек, которые имеют право в любой момент получить молдавское гражданство и, следовательно, голосовать. Из этих 475 тысяч большая часть уже имеет молдавское гражданство. Другими словами, в Приднестровье есть около 475 тысяч потенциальных избирателей.

В 2016 году Игорь Додон был избран в качестве Президента РМ во втором туре  с 52,11% голосов. Между И. Додоном и контр-кандидатом Маей Санду была разница в, примерно, 70.000 голосов, из которых приблизительно 18 тысяч были голоса из ПМР.

Из-за того что ПМР информационно самоизалированный пророссийский регион,к электорату проживающим в нем очень сложно добраться с политическим посланием. Единственный способ достучаться до приднестровского электората — попасть в российские или приднестровские СМИ, чем И. Додон и занимается. Встречаясь с В. Путиным (после избрания И. Додона в президенты он встретился с Президентом РФ 7 раз только за первый год после выборов), И. Додон получает кредит доверия от избирателя, проживающего на левом берегу Днестра, таким образом, становясь для последнего единственным приемлимым политиком из Молдовы. Встречаясь с представителем ПМР (уже 4 раза за последние 2 года), И. Додон получает хорошую медийную платформу для того, чтобы вновь показаться тому же избирателю в качестве хорошего молдавского политика,  налаживая, при этом, отношения с административным ресурсом Приднестровья.

Подводя итоги изложенного в данной главе, нужно подчеркнуть, что электорат, проживающий на территории Приднестровья, является для И. Додона политическим кладом, который может обеспечить ему долгое проживание на политической арене.

В-третьих, никаких продвижений по Приднестровскому вопросу не было бы без активного вмешательства правящего большинства.

Де-факто, со стороны Молдовы приднестровским вопросом занимается Бюро по Реинтеграции, которое подчинено Премьер-министру Республики Молдова, который является первым вице-председателем  Демократической Партии Молдовы (проевропейская партия, которая собрала вокруг себя большинство в Парламенте и создала нынешнее правительство). Только через Бюро по Реинтеграции могут приниматься решения в отношении приднестровского вопроса со стороны Молдавских властей. Нужно отметить, что правящая партия и, следовательно, правительство поставили перед собою цель объединить оба берега с присвоением, в отличии от желания И. Додона и ПСРМ, специального статуса Приднестровье, но никак не в формате федерализации.

Благодаря совместной работе Бюро по реинтеграции и представителей приднестровских властей с 1 августа  молдавские фермеры имеют снова доступ к своим землям, которые расположены на левом берегу Днестра; с 1 сентября начнут выдавать нейтральные номера для машин жителям Приднестровья, которые дают право перемещения в международном трафике; временно решили вопросы по молдавским школам, которые работают на левом берегу Днестра; и другие важные экономические и социальные вопросы.

В существующих реалиях возникает простой вопрос: будет ли воссоединение в ближайшем будущем? В краткосрочной перспективе — это практически невозможно, но скорее всего, на фоне желания И. Додона эксплуатировать приднестровский вопрос в политических целях, заполучил таким образом как можно больше голосов на левом и правом берегах Днестра, кризисной ситуации в Приднестровье и политической воли со стороны правящей партии в Молдове, отношения между Приднестровьем и Молдовой будут улучшаться, как минимум до начало официальной избирательной кампании в Парламент страны.