Чем завершились «миротворческие» инициативы Путина по Ливии?
Автор: Александр Гнидюк, эксперт Фонда общественной дипломатии

19 января, в Берлине прошла международная конференция по Ливии, которая носила определенный геополитический символизм в связи с нескрываемым потеплением в двусторонних отношениях между Германией и Россией. На фоне отстранения Вашингтона от ливийского кейса происходит активизация ряда других игроков – России и Турции, которые пытаются серьезно расширить свое присутствие в регионе. Подобные действия не остались без внимания Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона, которые продолжают противостояние с Вашингтоном и рассматривают Владимира Путина в качестве потенциального союзника по ряду вопросов, которые не соответствуют интересам администрации Дональда Трампа.

Установление контроля над ситуацией в Ливии отвечает интересам каждой из определенных сторон. Для Владимира Путина важно расширить влияние России в Северной Африке, и получить доступ в энергетический сектор Ливии. Реджеп Эрдоган интересуется энергетическими ресурсами и стремится расширить свой контроль в регионе в контексте возможного обострения двусторонних отношений с Израилем из-за строительства последними газопровода EastMed, который станет прямым конкурентом «Турецкого потока» в борьбе за выход на европейские рынки сбыта. Для Германии этот вопрос интересен, в первую очередь, в области безопасности, ведь от ситуации в Ливии напрямую будет зависеть уровень миграционных потоков в ЕС. Ни для кого не секрет, что именно миграционный вопрос представляет угрозу размеренной европейской политике и могут привести к обострению социальной напряженности внутри образования. Также коллективный Брюссель заинтересован в стабильных поставках ливийских энергоресурсов и обеспечении бесперебойного функционирования всей инфраструктуры, связанной с добычей и транспортировкой нефти.

О подготовке и результатах конференции в Берлине

Первый раунд публичных переговоров между представителями сторон конфликта в Ливии состоялся в России, фактически сразу после визита немецкого канцлера в Москву и ее переговоров с Владимиром Путиным. С высокой вероятностью Кремль должен был выполнить черновую работу накануне встречи в Берлине, которая заключалась в разработке приемлемого сценария выхода из кризиса и подписании конкретных соглашений. Однако переговоры в Москве не привели к ожидаемому эффекту. На данный момент уже можно констатировать, что результаты конференции в Берлине также остались довольно сомнительными, ведь стороны так и не смогли выйти на конкретные договоренности.

В итоговом заявлении участники конференции отметили необходимость восстановления государственной монополии на применение силы и создании единых ливийских сил безопасности. Реализация подобной инициативы выглядит маловероятной несмотря на то, что представители сторон конфликта – командующий Ливийской национальной армии фельдмаршал Халифа Хафтар и председатель правительства национального согласия Фаиз Сарадж даже не смогли сесть за один стол переговоров, не говоря уже о разработке конкретных механизмов урегулирования конфликта.

В итоговом заявлении говорится, что участники саммита договорились о невмешательстве в военный конфликт со стороны третьих сторон, разработку механизмов экономического восстановления Ливии (должны быть реализованы под эгидой единого правительства, если его еще удастся сформировать) и создание военной мониторинговой комиссии. Также было объявлено об установлении эмбарго на продажу вооружений и введения санкций в отношении дальнейшего применения силы для обеих сторон.

Совершенно очевидно, что ограничения такого характера имеют символический характер и будут обусловлены интересами каждого отдельного игрока. Для примера можно вспомнить контролируемые Кремлем незаконные военные формирования ЧВК «Фагнера», которые продолжают активно участвовать в боевых действиях на территории Сирии и уже упомянутой Ливии без формального согласия на то со стороны России. Кроме того, на территории Ливии переплетаются интересы ряда влиятельных политических акторов, что также влияет на возможность дальнейшего урегулирования. Ливийскую национальную армию в лице фельдмаршала Халифы Хафтара поддерживают сразу несколько игроков: Франция, Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия и, в значительной степени, Россия. Правительство национального согласия во главе с Фаизом Сараджем имеет конкретные договоренности с Турцией в лице Реджепа Эрдогана. Кроме того, Фаиз Сарадж сохраняет поддержку со стороны большинства европейских государств.

Судя по результатам переговоров в Москве и Берлине, можно отметить, что в качестве главного интересанта мирного урегулирования выступает именно Фаиз Сарадж, который, на данный момент, находится в сложной ситуации с точки зрения соотношения военного потенциала в соответствии с Ливийской национальной армией Халифы Хафтара. При таких обстоятельствах Халифа Хафтар, несмотря на угрозу прямого военного вмешательства со стороны Турции и посредничество Москвы, все-таки принял участие в переговорах, но не согласился подписывать никаких договоров.

На данный момент ситуация складывается таким образом, что любые дальнейшие шаги в направлении урегулирования ситуации в Ливии будут зависеть от уровня международной поддержки каждой из сторон конфликта. Если переформулировать – от реальных угроз перед Ливийской национальной армией и персонально Халифой Хафтаром за продолжение военных действий.

О чем это свидетельствует для Украины?

Любое усиление геополитического статуса России, в силу объективных обстоятельств, не может отвечать интересам Украины. Кремль пытается расширить сферу своего влияния и включиться в качестве посредника в процессе урегулирования ряда конфликтов на территории Ближнего Востока и Африки – Сирия, Иран, Ливия.

Это может способствовать дальнейшему углублению партнерских отношений между Россией и государствами ЕС, что создает дополнительные риски для сохранения по крайней мере существующего формата поддержки относительно официального Киева.

Популярные публикации