Стратегии российской оппозиции: “забыть Дракона”

В данной статье описаны этапы оппозиционного движения, проблемы коалиционного строительства и внутренней борьбы, поражения, и позитивные девиации, а также авторское виденье актуальных и потенциальных стратегий оппозиции в РФ.

Экскурс в эволюцию современной оппозиции начнём с 2004 года. Тогда, посмотрев своими глазами на Оранжевую Революции в Украине, российские активисты, в основном молодежного крыла СПС и “Яблока”, поняли, насколько важна коалиционность протестного движения. После длительных переговоров, в марте 2005 года было создано движение “Оборона”. В него также вошли и беспартийные активисты. Задачей движения была подготовка ненасильственной революции, в результате которой «можно будет построить свободное общество и получить ответственную власть». Однако, создать масштабную коалицию так и не удалось. Примерно в то же время под руководством Марии Гайдар и Алексея Навального, который в тот момент занимал должность исполнительного директора московского “Яблока”, появилось движение “Да!”. А уже в начале 2006 года в “Обороне” случился конфликт на почве борьбы за власть. Тогда Илья Яшин на перевыборах руководства движения не прошел в Координационный Совет и обвинил своих коллег в заговоре. В результате практически все “яблочники” вышли из “Обороны” и продолжили свою деятельность уже в рамках “Молодежного Яблока”, лидером которого на тот момент и являлся Яшин.

У российской оппозиции две основные проблемы, не считая давления со стороны властей: невозможность ее лидеров договориться между собой и борьба за некую призрачную власть внутри собственных организаций.

Яркий пример того, как изначально перспективная волна протестного движения погасла из-за внутренних конфликтов – история коалиции “Другая Россия”, которая позиционировала себя, как “право-левую коалицию сил”. Они должны были объединиться, сменить политическую систему, создать условия для политической конкуренции и уж потом конкурировать. Увы, не получилось.

Организация, объединившая представителей самых различных политических, правозащитных движений и отдельных граждан появилась в июле 2006 года. Среди ее лидеров был и бывший премьер-министр России Михаил Касьянов, и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, и скандально известный лидер НБП Эдуард Лимонов. В декабре 2006 года коалиция организовала первый “Марш Несогласных”, который прошел в Москве и собрал около трехсот человек. По тем меркам это был неплохой результат. Следующий “Марш” прошел в Санкт-Петербурге 3 марта и собрал уже около трех тысяч человек, несмотря на то, что был не согласован властями города. Акция проходила накануне выборов в Законодательное Собрание Петербурга, с которых на выдуманных основаниях сняли партию “Яблоко”. Это, несомненно, послужило толчком для усиления протестных настроений в городе. Кроме того, через год россиянам предстояло выбирать президента. У Путина заканчивался второй срок, и никто не знал, чего ждать от предстоящих выборов: изменения Конституции, преемника или, наконец, возможности принять участие в честном голосовании. Для того, чтобы “раскачать” людей и подготовить их к возможным протестам 2008 года, в апреле прошли еще два “Марша Несогласных” в Москве и Петербурге.

Готовились к предстоящим выборам в “Другой России” не только через протест. Нужен был единый кандидат от оппозиции. Гарри Каспаров предложил праймериз, заявив, что баллотироваться в президенты не будет, а лишь поможет организовать процесс. Его коллега Михаил Касьянов отнесся к этой идее со скептицизмом. По его мнению, лидеры должны были просто договориться между собой. Однако, праймериз прошли, и в результате на них с небольшим отрывом победил Гарри Кимович. Для Касьянова это стало личным оскорблением. Ведь лидер ОГФ вообще не собирался баллотироваться в президенты и вдруг – победил на праймериз. В результате подписи собирали оба и, понятное дело, ни одного из них не зарегистрировали на выборах. Касьянов из “Другой России” ушел и занялся своей партией – РНДС. Каспаров вместе с Борисом Немцовым и Ильей Яшиным стал одним из основателей нового объединенного демократического движения “Солидарность”. Яшина, кстати, за активное участие в деятельности ОДД, впоследствии исключили из “Яблока”1.  Сам политик всегда утверждал, что официальный повод был лишь формальностью и на самом деле его исключили за публичную критику лидеров партии.

Тем временем “Другая Россия” досталась Эдуарду Лимонову и превратилась в незарегистрированную национал-большевистскую партию.

Впрочем, в 2009-2010 годах Лимонов еще сотрудничал с либералами. Именно его “Стратегия 31”2  тогда выводила на улицы сотни человек различных политических взглядов. Так продолжалось до тех пор, пока новоизбранный, на тот момент, мэр Москвы Сергей Собянин акцию на Триумфальной площади согласовал. Лимонов подачек от власти принимать не пожелал и призвал граждан продолжать выходить несанкционированно. Либеральное же крыло протестующих, во главе с Людмилой Алексеевой, сочли, согласование победой. Так же, как и “Другая Россия”, “Стратегия 31” досталась Лимонову, но уже тогда он затаил обиду на своих либеральных коллег. Это чувство лишь усилилось после событий на Болотной площади, когда никто не прислушался к его призыву остаться на площади Революции. Окончательно пути нацболов и либералов разошлись после аннексии Крыма Россией в 2014 году.

Почему в середине двухтысячных несколько сотен человек вышедших на акцию – считалось успехом, а пару тысяч – успехом грандиозным? Сейчас ведь, например, в поддержку Алексея Навального выходят десятки тысяч граждан по всей России и это уже в порядке вещей? Дело в пике популярности Путина, 2005-2007 годах. На фоне экономического благополучия в стране, недовольство в обществе практически отсутствовало. В то время интересоваться политикой было не модно и странно. Оппозиционеров называли “маргиналами” и не воспринимали всерьез. Люди стали выходить на улицы и находить единомышленников. Многие обратили внимание на происходящее в стране благодаря “Делу ЮКОСа”3 , и личности Михаила Ходорковского. 17 мая 2005 года во время оглашения приговора Ходорковскому и Лебедеву под стенами Мещанского суда состоялся митинг ста человек. На то время это было достаточно, чтобы показать, что людей эта тема волнует4.  У Михаила Борисовича был образ “приличного олигарха”: уже со середины 90-х у благодаря общественной организации “Открытая Россия”, он спонсировал тогда еще системную оппозицию – СПС и Яблоко. В интеллигентных кругах его любили. Ходорковский в заключении стал символом борьбы за свободу и главным политзаключенным страны. Сперва идеализировав, многие его сторонники разочаровались в своем герое после его освобождения, сетуя на чрезмерную умеренность как политических амбиций, так и взглядов Михаила Борисовича. Но нужно отдать Ходорковскому должное. Он занял свою нишу в российской оппозиции – возродил “Открытую Россию”, которая помогает политзаключенным и занимается просвещением.

Процесс “включения” граждан в политику в середине 2000-х уместно разделить на три этапа:

1.    Добрые дела. Появились благотворительные фонды и люди смогли подумать о ком-то кроме себя и семьи, жертвуя деньги больным детям или помогая делу защиты животных.

2.    Гражданская адвокация. Благодаря волонтерству можно было заметить системные проблемы: недействующие или вовсе отсутствующие законы или практики, а также остановить снос домов, вырубку лесов и незаконную застройку.  

3.    Политизация. Из-за отсутствия обратной связи с нынешней властью, приходило понимание: нужно самим этой властью становиться, чтобы была возможность менять страну системно.

Не все проходили все три этапа, но к 2011 году процесс достиг размаха. Именно путь от адвокации, защиты Химкинского леса, и затем протестов 2011-2012 послужил фундаментом для успешной кампании Алексея Навального – на данный момент главного лидера российской оппозиции.  

Стоит отметить, что упомянутая выше “Другая Россия” – не единственная организация, погибшая из-за личных амбиций оппозиционных лидеров. После безуспешного “белоленточного движения”5, принятия репрессивных законов и преследований по “Болотному” делу, Каспаров оставив Объединенный Гражданский Фронт  эмигрировал в США. Касьянов же, вновь не приняв праймериз и пав под лавиной скандалов, фактически уничтожил ПАРНАС, как коалиционную оппозиционную партию сторонников Бориса Немцова, оставившего после смерти действующую продуктивную силу.

Кризис начался еще весной 2016 года, накануне выборов в ГосДуму. Тогда развалилась демократическая коалиция, сформированная ранее на базе ПАРНАС. По словам Ильи Яшина союзники требовали распределить места в предвыборном списке на равных через открытые праймериз. “Касьянов…настаивал на своем безоговорочном первом месте. В результате союзники ушли, а партия потеряла ключевые козыри на выборах”, – объяснил тогда Илья на своей странице в Facebook6.  Похоже лишь один человек понимал, что бороться друг с другом – это тупиковый вариант. Именно Борис Немцов в последние годы своей жизни был объединяющим ядром оппозиции.

Тем не менее, Яблоку в 2016-м удалось продемонстрировать способность объединять опытных оппозиционных политиков кроме Г. Явлинского – Л. Шлосберга, В. Рыжкова, Д. Гудкова.  Хотя только последнему из них удалось выстроить действительно мощную избирательную кампанию, которая, впоследствии, помогла успехам оппозиции на муниципальных выборах в Москве в 2017. Местные и ранее давали редкий шанс проявить себя в российской политике. В частности, защитнице “лёгких Москвы” – Химкинского леса Евгении Чириковой. Её борьба дала толчок и карьере Навального, поддержавшего местную активистку на выборах мэра Химок. Последний мощно выступил на выборах мэра Москвы 2013, пробившись в национальную повестку и показав высокий уровень и качество вовлечения волонтеров.

Тем не менее, муниципальный фильтр через сбор подписей, которые группы “независимых” экспертов признавали недействительными, оставался виртуальным шлагбаумом для многих кандидатов. Так, кампании Ильи Яшина и Марии Гайдар в МосГордуму в 2014-м закономерно закончились на стадии (не)регистрации. А медийный контекст в котором действовала оппозиция и активные граждане, проиллюстрируем цитатой Ильи Азара, муниципального депутата и журналиста “Новой Газеты”, взявшего у самого себя интервью в качестве кандидата: “Хотел понять возможно ли в этой системе действовать по-другому. Такое время в России, когда даже журналисты не могут оставаться вне политики. Нужно выбирать на какой ты стороне. Пропутинские СМИ влияют с помощью пропаганды, а адекватных СМИ почти нет, поэтому журналистам приходится свою гражданскую позицию выражать”. Именно так, видимо, сейчас поступает и Ксения Собчак. Но её роль – тема отдельной статьи.

Итак, в 2016-м, политика вернулась во дворы с программой реноваций, подразумевающей снос якобы “ветхого” жилья, де-факто, лишая права на неприкосновенность собственности. И если прежде быть вне политики для многих было комфортнее, чем быть в политике, то с началом реновации стало ясно, что от политики не спрячешься за бронированными дверьми, если весь твой дом идёт под снос. Таким образом, квартирный вопрос вновь “испортил” москвичей и открыл дорогу к небывалым победам оппозиции на выборах муниципальных советов Москвы в 2017-году7 .

Подобный успех объясним теорией подрывных инноваций Кристенсена, изучавшего причины крушения монополий, а также возможностью построения горизонтального доверия и возрождения “политики в розницу”, которую грамотно практиковали в рамках кампании Дмитрия Гудкова в 2016 году (ссылка). Команда Дмитрия, под руководством Максима Каца и Виталия Шклярова, организовывала кандидату до 5 встреч в день, делала поквартирные опросы, организовала доставку писем от сторонников кандидата, написанных от руки, активно задействовала телефонный обзвон и грамотно управляла внутренними коммуникациями.

В итоге, удалось собрать базу сторонников, сделавшую возможной запуск “политического убера” на основе “платформы Гудкова”. Свою эффективность доказали и другие оппозиционные команды, в частности, Ильи Яшина и Юлии Галяминой. Первый строил кампанию на личной узнаваемости и поддержке Навального, вторая – на основе большой просветительской работы. Эти победы значимы, поскольку позволили оппозиции получить относительное, а в некоторых муниципалитетах – абсолютное большинство мандатов и, по сути, стать пусть и местной, но новой властью.

И пусть хронической проблемой оппозиции остается внутривидовая борьба за статус настоящей оппозиции против спойлеров, и общая неспособность помыслить вне Путина, стоит отметить всё возрастающее умение говорить с людьми о том, что интересно людям, уходя в проблемные, но не раскалывающие темы, возвращая политику, как диалог об общем благе, а не лишь о том, кто, с кем и против кого, а также как взять и удержать власть. Ввиду этого позволим очертить ряд перспективных стратегий для оппозиции.

1.    “Мы тут власть” – мощный посыл Навального времен 2011-2012 годов сейчас приобретает новый смысл. Добыв ряд побед на муниципальных выборах, можно не только слыть, но и быть новой властью. Этим, к примеру, активно пользуется Илья Яшин, как глава муниципального округа Красносельский. Эта стратегия также дополнилась посылом “Я тут СМИ” по мере экспоненциального роста аудитории youtube.

2.    NIMBY8, дворовая политика, сопротивление реновации, малые дела. Яркий пример этой стратегии явили лидеры-женщины Евгения Чирикова, защитница Химкинского леса, кандидат на должность мэра г. Химки и со-основательница портала Активатика9; Елена Русакова, депутат Гагаринского муниципалитета, социальный психолог и опытная защитница исторического лица района от застроек и вырубок; Юлия Галямина, муниципальный депутат Тимирязевского района, со-основательница школы местного самоуправления и ряда локальных СМИ.

3.    Конкуренто-партнёрство. Строить коалиции и платформы, невзирая на былые неудачи. Для этого важно отказаться от единства и единоначалия, пользуясь логикой взаимной необходимости. Гудков создал платформу для выдвижения муниципальных кандидатов на инфраструктуре своей кампании в ГосДуму, Яблоко и другие игроки смогли с минимальной конфликтностью распределить округа. Судьба Немцова и его наследие позволило многим взглянуть на вызовы, стоящие перед оппозицией, и до сих пор помогает мыслить вне нулевой сумы и вне Путина.

Возвращаясь к заглавию нашей статьи “Забыть Дракона”, хотим напомнить более полную версию пьесы Шварца “Убить Дракона”, основанную на древнекитайской легенде. Согласно ей, жителей селения испокон веков гнобил дракон, живший в замке. И раз в двадцать лет ему бросал вызов воин из народа, но каждый раз он исчезал, и всё шло, как прежде. Но вот, появился не только сильный, но и умный герой, который победив дракона, вернулся к людям и позвал их разбирать замок на кирпичи. И тогда, увидев там золотые монеты и портреты, все поняли, что воин побеждал всегда, но вкусив власть, ставал драконом. Быть может сегодня мы поймём, что настолько сильны и умны, что вообще забудем о драконе, и он зачахнет в своём замке, как никому не нужный, хоть и мрачный призрак прошлого. Но чтоб забыть дракона, нужно вспомнить друг о друге, и начать договариваться об общем благе, иначе говоря, заниматься политикой.

 

1 http://www.yabloko.ru/2009/02/15

2 «Стратегия31» — всероссийское гражданское движение в защиту свободы собраний в России. Начиналось летом 2009 года, как бессрочная серия гражданских акций протеста в защиту свободы собраний (31-я статья Конституции РФ), которые регулярно проводятся с 31 мая 2009 года в Москве на Триумфальной Площади.

3 https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BB%D0%BE_%D0%AE%D0%9A%D0%9E%D0%A1%D0%B0

4 https://lenta.ru/news/2005/05/17/khodor2/

5 https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D1%8F_%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0_(%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F)

6 https://www.facebook.com/yashin.ilya/posts/1218048638248779

7 https://meduza.io/feature/2017/09/11/rezultaty-vyborov-v-moskve-v-pyati-kartah

8 Not in my backyard – сопротивление активистов и политиков с изменениями рядом с домом , к примеру, вырубке или “облагораживанию” парка, реорганизации проспекта, построению мусоросжигательного завода и т.д.

9 Активатика – activatica.org, портал для активистов, дающий возможность вывести местную проблему на национальный уровень, сообщить об акции и сделать пост, коих на портале уже более 3500, а из нескольких сотен указанных проблем решено 24. Для людей из регионов портал – один из немногих способов быть услышанными.

 

Отдельную благодарность за помощь в подготовке статьи выражаем Олегу Козловскому.

 

Авторы: Андрей Круглашов, стратег, кандидат политических наук, доцент Национальной Академии Государственного Управления  
Анастасия Фазулина, активистка, координатор выборных кампаний

 

Популярні публікації