Сербия между Брюсселем и Москвой
Автор: Антон Кучухидзе, политолог-международник

Западные Балканы – традиционное место пересечения интересов между Россией и Западом. В большей степени, борьбу за регион проигрывает Российская Федерация за счет того, что у Запада больше прежде всего финансовых возможностей и более глубокое наполнение «мягкой силы». Если в Черногории РФ проиграла борьбу за не допуск расширения НАТО, то в Сербии еще не все потеряно, хотя шансов противостоять политической интеграции Белграда с Брюсселем все меньше.

Сербия в стратегиях внешней политики ЕС и России

ЕС-Сербия. Еще в 2003 году на саммите Европейского Совета в Салониках, лидеры ЕС приняли решение о расширении Европейского Союза за счет государств Западных Балкан. Сербия получила статус кандидата на членство в ЕС в 2012 году. Другие страны – Албания, Республика Северной Македонии и Черногория также получили такой статус, а Босния и Герцеговина получила статус потенциального кандидата на членство в ЕС.

Согласно с Глобальной стратегией Европейского Союза по вопросам внешней политики и безопасности, регион Западных Балкан важен для ЕС с точки зрения источника угроз и с позиции налаживания сотрудничества. В Брюсселе общими вызовами считают миграцию, энергетическую безопасность, терроризм и организованную преступность. В ЕС полагают, что противостоять этим угрозам возможно работая сообща. Также ЕС стремится содействовать странам региона в проведении политических реформ, улучшению стандартов верховенства права и обеспечение экономического роста. Т.е. логика ЕС к Сербии такая же как к Украине: проведение реформ в стране помогает углублять отношения с Брюсселем и обеспечивает создание вокруг Европейского союза кольца безопасности. Только в отличие от Украины Белград имеет статус кандидата на членство в ЕС, а у Киева не предполагается пока что такая вероятность.

Россия-Сербия. Конечно же активность ЕС и НАТО в регионе Западных Балкан не способствует интересам Москвы. У России – другой подход, и другое видение, например, расширение ЕС и НАТО в своей Концепции внешней политики от 2016 г. они называют экспансией:

  1. «Накопившиеся в течение последней четверти века системные проблемы в Евро-Атлантическом регионе, выразившиеся в осуществляемой НАТО и ЕС геополитической экспансии при нежелании приступить к реализации политических заявлений о формировании общеевропейской системы безопасности и сотрудничества, вызвали серьезный кризис в отношениях между Россией и государствами Запада.
  2. Российская политика в Евро-Атлантическом регионе в долгосрочной перспективе ориентирована на формирование общего пространства мира, безопасности и стабильности, основанного на принципах неделимости безопасности, равноправного сотрудничества и взаимного доверия.
  3. Стратегической задачей в отношениях с ЕС является формирование общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана».

Наилучшим образом позиционирование России было охарактеризовано экспертом Московского центра Карнеги: «Западные Балканы – в отличие от Украины, Сирии, Ливии или Афганистана – пока не стали приоритетным направлением российской внешней политики, но остаются предметом интереса Москвы и время от времени используются в пропагандистских целях и дипломатических маневрах». Говоря простым языком, Россия за счет вовлеченности, хотя бы своей риторикой относительно Западных Балкан, пытается поддерживать свой образ глобального государства, но влияние на процессы достаточно ограничено.

Внешнеполитические приоритеты Сербии. Белград пытается балансировать между Западом и Востоком. В сфере безопасности Сербия придерживается политики военного нейтралитета, но одновременно с этим пытается вступить в ЕС. «Народ Сербии не хочет членства в НАТО. Военный нейтралитет является нашим естественным выбором», – заявил президент Сербии Александр Вучич. В то же самое время, несмотря на все существующие противоречия с Брюсселем, власти Сербии везде декларируют официальный курс на интеграцию в ЕС.

У кого больше влияния в Сербии?

Традиционно, для анализа любой внешнеполитического кейса западные эксперты и СМИ пишут о значительном влиянии своих институций, а российские о своем влиянии. Конечно все видят свое влияние большим, и только изредка встречаются аналитические материалы, которые расписывают, как минимум, о растущей вовлеченности Китая в регион Западных Балкан. Разберемся, у кого же влияния все же больше?

Если идти по самой примитивной логике, кто дает больше денег – у того и больше влияния, то влияния у европейцев больше. ЕС – очевидно, что наибольший торговый партнер Сербии: по данными 2018 г., доля ЕС в общеторговом обороте Сербии составляет 64,6% (24,137 млрд. евро), доля России – 6,9% (2,592 млрд.), доля Китая – 5,1% (1,9 млрд. евро). По уровню инвестиций, лидерство также принадлежит Европейскому Союзу: за 2014-2017 гг. инвестиции со стран ЕС составили 6 млрд. евро. Соответственно, если инвестиции с Китая или РФ в перспективе или имеют ограничительный характер, то ЕС давно действует, не говоря уже о больших возможностях кредитования и выделении технической помощи.

Сербия, на самом же деле, прикрываясь дружественной риторикой с Москвой пытается получить больше денег, и параллельно не хочет терять поддержку Москвы на уровне, например, Совбеза ООН, дабы блокировать какие-то невыгодные резолюции относительно, например, прошлых непростых событий.

Зона свободной торговли с Россией – дилемма ли для Сербии?

О списке противоречивых вопросов для Сербии между Россией и ЕС можно написать целую книгу. Стоит приоритетным ближайшая актуальная дилемма – посол России в Белграде еще в конце августа 2019 г. анонсировал, что в октябре ожидается подписание Сербией договора о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Согласно с данными европейских СМИ, у Сербии были такие планы. В ответ на это ЕС дал свою реакцию: в таком случае, Белград никак не сможет вступить в ЕС, ибо Брюссель дал четкое объяснение, что перед членством в Союз, необходимо будет выйти со всех подобных договоров и политика Белграда должна будет соответствовать внешней политике всего Европейского Союза. Ситуация очень похожая на ситуацию с Украиной в 2013 г., когда Брюссель был весьма принципиальным.

Хотя стоит добавить, что в официальном сообщении правительства РФ относительно визита премьер-министра России в Сербию во второй половине октябре 2019 г. прямой речи о зоне свободной торговли не было. Однако, очевидно, что экономические вопросы будут обсуждаться: «В ходе переговоров с (президентом Сербии Александром) Вучичем и председателем правительства Сербии (Аной) Брнабич предполагается обсуждение всего комплекса российско-сербских торгово-экономических и культурно-гуманитарных отношений. Дмитрий Медведев примет также участие в торжествах по случаю 75-летия освобождения Белграда. По итогам переговоров планируется подписание двусторонних документов». Другими словами, пока что это интрига, которая на 50% может стать реальностью.

Т.е. политика балансирования Белграда, если они и вправду хотят вступить в ЕС обречена. Однако никто не исключал российский фактор как механизм для повышения ставок и торгов с Брюсселем. Ведь не все так просто в диалоге Белграда и Брюсселя.

Как было написано выше, ЕС – наибольший торговый партнер, финансовый инвестор и кредитор. Странно будет, если страна откажется от почти 65% товарооборота в обмен на всего на 7%. Поэтому маневрирование Белграда, это то, что мы будем видеть в ближайшие годы, а наполненность этого маневрирования будет зависеть от того, насколько будет получаться у Белграда выторговывать преференции у ЕС и понижать их требовательность в сфере проведения реформ, в сфере прогресса в вопросах, связанных с Косово.

Для Москвы же такая политика Сербии тоже играет на руку, они пытаются показать, что имеют влияние в регионе, который Европа способна и готова со временем полноценно интегрировать. Они показывают европейцам, что с ними тоже нужно считаться.

Вывод

Ближайшее десятилетие политика вокруг Сербии особо не поменяется. ЕС и дальше будет отыгрывать ключевую финансовую роль в Сербии и будет главным политическим партнером, который гарантирует членство и даже сценарий полной интеграции тоже возможен в ближайшие 7-10 лет.

Сербия до получения статуса члена ЕС и дальше будет разыгрывать карту балансирования в силу объективных и субъективных причин. Привлечение Москвы в регион как политически влиятельного игрока поможет Сербии делать определенные маневры в отношениях с Брюсселем. Хотя европейцы эту игру видят, понимают и дают четко понять, что когда Сербия будет интегрирована в ЕС, эта вся игра закончится. Очевидно, что Белград просто пытается выгодно продать свою карту и получить как больше денег, так и больше поддержки в чувствительных политических вопросах.

Запад в лице ЕС и НАТО уже давно вытеснил Россию с региона Западных Балкан. Черногория – яркий тому пример, кто и как может выигрывать конкуренцию в этом регионе. Конечно же Москва будет противостоять политике Запада в регионе, но уже сейчас очевидно, что они просто не готовы вкидывать в свои проекты столько денег, сколько это делает Брюссель, да и смысл мягкой силы обеих сторон разительно отличается. Тенденция вытеснения России с региона будет сохраняться и дальше. Регион будет за Западом.

Популярні публікації