Результаты встречи лидеров стран в «нормандском формате»: удалось ли сторонам достичь своих целей?
Автор: Антон Найчук, директор Фонда общественной дипломатии

9 декабря стал важным днем не только для украинской дипломатии, но и лично для президента страны Владимира Зеленского, который должен был пройти испытание и продемонстрировать на международной арене готовность брать ответственность за будущие страны. Впервые ему лично пришлось пообщаться с Владимиром Путиным и испытать на прочность свое переговорное мастерство в рамках «нормандского формата». Давайте же оценим, удалось ли достигнуть желанных результатов с учетом сложившихся обстоятельств.

Президенту не позволили сосредоточиться исключительно на повестке переговоров, поскольку в Киеве, под предлогом угрозы абстрактной капитуляции, собрался митинг сторонников оппозиционных сил страны. Депутат Петр Порошенко активно призывал не допустить сдачи национальных интересов, чуть не пал жертвой точного попадания вражеского яйца, выброшенного в его сторону одним из участников вече. Таким образом, фактически находясь на линии огня, бывший президент нарисовал действующему красные линии, которые тот не должен пересекать в разговоре с Владимиром Путиным. По всей видимости отстаивать эти линии прилетел во Францию другой депутат «Европейской Солидарности» Алексей Гончаренко, а также несколько участников боевых действий, разорвавших флаг Российской Федерации перед началом собрания.  

Владимира Зеленского сопровождала численная украинская делегация, что со стороны могло выглядеть как выездное совещание Кабинета министров. Кроме министра энергетики Алексея Оржеля и министра внутренних дел Арсена Авакова, присутствовал Министр иностранных дел Вадим Пристайко. В кулуарах украинской политики все больше слухов о якобы конфликте последнего с помощником президента Андреем Ермаком, который окончательно перехватил внешнеполитический трек и само собой был в Париже рядом с президентом. Прилетели представители Офиса Президента Андрей Богдан, Кирилл Тимошенко, Сергей Шефир, Руслан Демченко, Юрий Костюк, Игорь Жовква, глава СБУ Иван Баканов, Командующий Вооруженных сил Руслан Хомчак, а также исполнительный директор «Нефтегаза» Юрий Витренко (похоже, Андрей Коболев окончательно потерял позиции). Состав украинской команды подчеркивал важность мероприятия и широкий спектр вопросов, запланированных к обсуждению.

Российская делегация выглядела поскромнее. Владимир Путин словно решил оправдать статус человека-государства и взял с собой только помощников Владислава Суркова и Юрия Ушакова, министра иностранных дел Сергея Лаврова, министра энергетики Александра Новака и Главу «Газпрома» Алексея Миллера. Просматривалось желание российской стороны акцентировать внимание на «газовых переговорах». Хотя до встречи Владимир Путин не проявлял желания обнажить свои переговорные планы под стать участниц общественного движения Femen, которые призвали своей голой акцией российского Президента к прекращению войны.

Переговоры затянулись и состоялась запланированная двусторонняя встреча украинской и российской делегаций. Совместный брифинг привлек достаточно внимания со стороны общественности и средств массовой информации. В заполненном зале находилось много журналистов из Украины, России, Франции и Германии, традиционно виднелись усы пресс-секретаря одного из президентов (Дмитрия Пескова). Лидеры четырех стран по горячим следам огласили первые результаты длительных дискуссий. Между строк их слов прослеживался основной посыл – «главное, что диалог разблокирован и предстоит еще длительная работа». Немного позже был опубликован текст согласованной декларации по результатам собрания:

Президент Французской Республики, канцлер ФРГ, президент Российской Федерации и президент Украины встретились сегодня в Париже.

Минские соглашения (Минский протокол от 5 сентября 2014 года, Минский меморандум от 19 сентября 2014 года и Минский пакет мер от 12 февраля 2015 года) продолжают оставаться основой работы «нормандского формата», страны-члены которого обязаны их полноценно выполнять.

Они подчеркивают свое общее стремление к устойчивой и всесторонней архитектуре доверия и безопасности в Европе, основанной на принципах ОБСЕ, для которой решение конфликта в Украине является одним из нескольких важных шагов.

Исходя из этого, они принимают решение о следующем:

  1. Неотложные меры по стабилизации ситуации в зоне конфликта

Стороны берут на себя обязательства о полном и всестороннем внедрении режима прекращения огня, усиленного внедрением всех необходимых мер для поддержания прекращения огня, до конца 2019 года.

Они будут поддерживать разработку и реализацию обновленного плана разминирования на основе решения Трехсторонней контактной группы по вопросам разминирования от 3 марта 2016 года.

Они поддержат соглашение в рамках Трехсторонней контактной группы по трем дополнительным зонам разъединения с целью отвода сил и техники до конца марта 2020 года.

Они призывают Трехстороннюю контактную группу способствовать освобождению и обмену задержанных в конфликте до конца года на основе принципа «все на всех», начиная со «всех идентифицированных на всех идентифицированных», понимая, что международным организациям, включая Международный комитет Красного Креста (МККК), предоставляется полный и безусловный доступ ко всем задержанным.

Они поддерживают соглашение в рамках Трехсторонней контактной группы в течение 30 дней о новых пунктах пропуска вдоль линии контакта, основанные, главным образом, на гуманитарных условиях.

Они напоминают, что Специальная мониторинговая миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Украине (СММ) должна использовать все возможности мандата от 21 марта 2014 года и иметь безопасный и безопасный доступ по всей Украине для полного выполнения своего мандата.

  1. Меры по выполнению политических положений Минских соглашений

Стороны выражают заинтересованность в договоренности в нормандском формате (N4) и Трехсторонней контактной группе по всем правовым аспектам Закона об особом порядке местного самоуправления – особого статуса – отдельных районов Донецкой и Луганской областей – как указано в пакете мер по имплементации Минских соглашений от 2015 года – с целью обеспечения его функционирования на постоянной основе.

Они считают необходимым включить «формулу Штайнмайера» в законодательство Украины в соответствии с версией, согласованной в N4 и Трехсторонней контактной группе.

  1. Дальнейшая работа

Они просят своих министров иностранных дел и политических советников обеспечить выполнение достигнутых договоренностей, и они соглашаются провести еще одну встречу в таком формате в течение четырех месяцев в политических условиях, в частности, для организации местных выборов.

Результаты Нормандской встречи не оправдали то ли опасений, то ли надежд украинских оппозиционных политиков о заметных уступках со стороны Владимира Зеленского. Не произошло и кардинальных прорывов, способных мгновенно прекратить войну и моментально поменять состояние вещей. При все при этом, каждая из сторон, получила определённые дивиденды, позволяющие интерпретировать результаты собрания в позитивном ключе.

Несомненным дипломатическим успехом для Владимира Зеленского остается сам факт организации саммита. Европейские партнеры убедились в его готовности искать пути воплощения минских соглашений и остановить кровопролитие. Если в соответствии с декларацией до конца года удастся обеспечить прекращение огня по всей линии соприкосновения и провести обмен пленными, он сможет позиционировать это как существенное достижение избранного внешнеполитического курса.

Владимир Путин получил документальное подтверждение приверженности сторон к минским соглашениям и обязательности их исполнения как основного механизма урегулирования. При этом он успешно настоял на недопустимости их модификации, с учетом инициативы Владимира Зеленского восстановить контроль над границей до проведения местных выборов. Модальности ведения дальнейших дискуссий и разработки дорожной карты действий сохранены в рамках устраивающих Кремль. Владимир Зеленский не перехватил инициативу каким-то существенно новым планом и не создал условия для пересмотра положений минских договоренностей в интересах Украины. Следует признать, что такое положение вещей не означает дипломатического просчета украинского президента, а только подтверждает ограниченное поле для маневра, оставленное ему предшественником. Ангела Меркель пыталась поднять вопрос о гибкости минских соглашений и возможности внесения корректив, но получила острое возражения со стороны Путина, что пока оставило документ на стартовых позициях.   

Эммануэль Макрон немного отвлекся от внутренних протестов и побывал в такой желанной роли лидера европейской политики – сумев посадить за стол продуктивных переговоров обоих Владимиров. В преддверии нового этапа внутриполитических проблем переключилась на внешний трек и один из авторов минских соглашений Ангела Меркель. Канцлер удовлетворена продолжением диалога и сдвижением процесса с места. Следующий саммит на уровне помощников в марте-апреле 2020 года (для сверки часов относительно исполнения достигнутых в Париже договоренностей и определения новых контуров движения) может пройти в Берлине.

С учетом украинских интересов, из позитивных практических результатов нормандской встречи следует выделить следующее:

  • достигнуто соглашение об организации обмена по формуле всех на всех до конца следующего года;
  • стороны взяли на себе обязательства (в том числе Владимир Путин) о полном внедрении режима прекращения огня до конца 2019 года;
  • договорились продолжить разведение войск и определить в рамках ТКГ очередные три точки для осуществления действий;
  • поддержано разработку с помощью ТКГ плана разминирования территорий с целью продвижения в вопросе демилитаризации ситуации в регионе;
  • принято решение о создании новых пунктов пропуска на линии разграничения с гуманитарной целью.

Предсказуемо нормандская встреча оставила нерешенными три ключевые проблемы на пути имплементации политической компоненты минского процесса:

  • согласования условий, формата и временных сроков проведения местных выборов на неподконтрольных территориях;
  • предоставление Украине возможности восстановить контроль над границей быстрее, чем предполагают минские соглашения;
  • конституционное закрепление особого статуса Донбасса.

Стороны решили сосредоточиться на поэтапном продвижении, не форсируя события. Владимир Зеленский представил свое видение возможных компромиссов в части политического урегулирования, сверив их с позицией других участников собрания. По всей видимости, Верховная Рада продлит действующий закон о порядке местного самоуправления в ОРДЛО на еще один год (не исключено, что успеют имплементировать в его структуру так называемую «формулу Штайнмаера» до конца 2019 года), оставив политическую повестку предметом для обсуждения на 2020.

Крымский кейс остался за пределами итоговой декларации, что сигнализирует о неготовности западных партнеров активно поднимать важную тему в Нормандском формате и вообще давить на Российскую Федерацию в этом вопросе. Как минимум пока заметен какой-то прогресс и политическая воля в части донбасского урегулирования.

Не удалось договорить и о новом газовом контракте, несмотря на многочисленные анонсы. Двусторонняя встреча не принесла устраивающего официальные Киев и Москву соглашения, но пролила свет на важное обстоятельство – Владимира Зеленского устраивает вариант компенсации долга «Газпрома» перед «Нефтегазом» за счет российского газа. Переговоры не сорваны и далее будут находиться в активной фазе, сохраняя предпосылки для нескольких сценариев развития событий.

Таким образом, встреча в «нормандском формате» может быть расценена как успешный шаг на пути мирного урегулирования и активизации предметного переговорного процесса. Владимиру Зеленскому удалось успешно реанимировать минские соглашения. Сценарий демонтажа минских договоренностей или возведения «стены» на линии соприкосновения в случае провала украинских инициатив (метафорично или нет об этом говорил Андрей Ермак) отнюдь не потерял своей вероятности, поскольку остается угроза очередного дипломатического тупика. Без устранения многочисленных проблемных аспектов и синхронизации подходов к пониманию ключевых политических вопросов, актуализируется «грузинская модель» развития конфликта, а достижимым максимумом в обозримой перспективе станет модель «мир, без реинтеграции».

События 9 декабря показали желание Владимира Зеленского и далее продвигаться в контурах минского процесса. Критической точкой для остановки прогресса могут стать перечисленные выше политические компоненты, но это будет зависеть от дальнейшей динамики развития дипломатической коммуникации и реализации принятых решений.     

Популярні публікації