Результаты парламентских выборов в Польше
Автор: Владислав Сердюк, Эксперт Фонда общественной дипломатии

13 октября в Польше прошли очередные парламентские выборы. По результатам экзит-поллов победителем избирательной гонки предсказуемо оказалась правящая партия «Право и Справедливость», которая получила 43,6% голосов избирателей.

Поддержка оппозиционного электората «растеклась» между четырьмя партиями:
«Гражданской коалицией», получившей 27,4%;
«Союзом Левых Демократов» под сборным названием «Левые» – 11,9;
«Польской коалицией» куда вошли антисистемная сила «Кукиз15» и правоцентристская «Польская крестьянская партия» – 9,6%;

И, пожалуй, главной неожиданностью для многих стало преодоление 5% избирательного барьера евроскептической и пророссийской партией «Конфедерация», получившей 6,4%.

Естественно, результаты экзит-поллов разошлись с окончательным итогом выборов, но лишь крайне незначительно. Ситуация после подсчета 100% избирательных протоколов выглядит следующим образом:
«ПиС» – 43,59%;
«ГК» – 27,4%;
«Левые» – 12,5%;
«ПК» – 8,55%;
«Конфедерация» – 6,8%;

Таким образом, «Право и Справедливость» снова взяли однопартийное большинство в Сейме, при этом проиграв в Сенате. Победу в верхней палате парламента можно назвать однозначным успехом оппозиции, которая ставила себе за «план минимум» именно большинство в Сенате.
Расклад сил в Сейме сформировался следующим образом:
«ПиС» – 235 мандатов;
«ГК» – 134 мандатa;
«Левые» – 49;
«Польская коалиция» – 30;
«Конфедерация» – 11;
«Немецкое меньшинство» (меньшинства не обязывает избирательный барьер) – 1 мандат.

Пресс-секретарь правительства Польши Петр Мюллер несколько поспешил, заявив, что результаты выборов позволят «Праву и Справедливости» не создавать «странных коалиций» и «спокойно продолжить менять страну». В момент, когда Мюллер выступал еще не был известен расклад сил в верхней палате польского парламента, а уже сейчас понятно, что «спокойно» менять страну не удастся, поскольку оппозиция будет тормозить данный процесс.  

Как результаты выборов прокомментировали лидеры партий, прошедших в парламент?

Лидер «Права и Справедливости», он же «серый кардинал» польской политики Ярослав Качиньский заявил, что для его партии, следующей четыре года, будут означать тяжелую работу.

По речи Качиньского можно утверждать, что формирование следующего правительства отдадут в руки нынешнему премьер-министру РП Матеушу Моравецкому. При этом практически однозначным кажется то, что будут произведены замены в отдельно взятых министерствах. Их отложили на «после выборов», чтобы случайно не испортить рейтинг каким-нибудь назначением или кадровой перестановкой. Нам стоит следить за изменениями на должности министра иностранных дел, а также главы МВД, поскольку первый будет отвечать за внешнеполитическую повестку Польши, а второй – контролировать положение дел у представителей национальных меньшинств в РП.  

Лидер «ПиС» явно доволен результатами работы Моравецкого, которые принесли партии почти 45% голосов избирателей. При премьерстве Шидло партийные показатели держались в среднем на уровне 35-36%, что сегодня даже близко не дало бы такого результата.

При этом Качиньский поставил за задачу для «Права и Справедливости» сломать стереотип о том, что его партия плохо разбирается в экономике. Это означает, что нас ожидают главным образом экономические трансформации в Польше – «ПиС» собираются поставить их в центр своей следующей четырехлетней политики. Это правильное замечание, поскольку, во-первых, предвыборные обещания правящей партии составляют значительное отягощение для бюджета. А во-вторых, основной задачей Польши на международной арене и в цивилизационном значении является сокращение дистанции между ними и более развитыми странами.

Матеуш Моравецкий прокомментировал результаты выборов, заявив, что теперь у «ПиС» есть широкий общественный мандат для ведения политики. С его словами тяжело не согласиться, однако стоит сделать поправку на разницу в понимании этой самой «политики». Учитывая то, что «ПиС» имеют тенденцию выполнять программные обязательства (а несмотря на проигрыш в Сенате, Сейм все равно сможет продолжать «штамповать» законы, пускай и более медленно) – следует проштудировать их предвыборное чтиво. Это позволит если не предугадать, то хотя бы понять политические мотивы «ПиС».

Лидер «Гражданской коалиции» Гжегож Схетына прокомментировал результаты выборов достаточно скромно. Он понадеялся, что оппозиции все же удастся отобрать большинство у «ПиС» в Сенате, заявив, что в Польше «не будет Будапешта», таким образом, также намекнув на авторитарные тенденции в политической жизни Венгрии.

Однозначно стоит уделить внимание и коалиции «Левых», чей результат по истине впечатляющий. После многих лет предметного отсутствия в польской политике, левые вернулись на арену с достаточно серьезным рейтингом и стали третьей по величине партией в парламенте. Лидер «Левых» Роберт Бедронь анонсировал сотрудничество левых сил в парламенте (данная коалиция имела характер избирательной), поскольку, по его мнению, результаты выборов показали, что объединение и сотрудничество нашли поддержку в польском обществе.

Владислав Косиняк-Камыш он же лидер «Польской коалиции» выразил уверенность в необходимости развивать некое «новое качество» и новый «центр». Взгляды данной коалиции Косиняк-Камыш оценил, как рациональные. Хотя, тут следовало бы вспомнить, что данная коалиция создавалась с вполне нерациональным Павлом Кукизом – одиозным польским политиком, чья политическая сила славится радикальными взглядами и идеями. Напомню, что именно из-под руки Кукиза некогда вышел закон об осуждении Волынской резни и всего того «кровопролития, совершенного украинцами», а также криминализации отрицания данного преступления.

Лидер «Конфедерации» Януш Корвин-Микке воздержался от радостных комментариев сразу после выборов, поскольку ожидал, что может повториться ситуация, произошедшая в мае на выборах в Европарламент. Тогда «Конфедерация» получила 6,4% голосов по результатам экзит-поллов, но после подсчета всех протоколов оказалось, что они не пересекли и 5% избирательного барьера, таким образом проиграв выборы. Уже сейчас известно, что партия Корвина-Микке зашла в парламент и получила +/- 10 мандатов.

О чем говорят результаты выборов?

1. «Право и Справедливость» заметно улучшили свой результат с 2015 года. Это произошло несмотря на множество внутри- и внешнеполитических скандалов, и откровенных поражений нынешнего правительства Польши. Поддержке «ПиС» не навредили ни коррупция, ни политизация общества, ни даже откровенное использование государственных ресурсов в партийных интересах (партизация страны). Многие эксперты как внутри, так и за границами Польши признают, что благодаря стараниям «ПиС» польское правительство теперь ассоциируется с самой страной и ее населением. Это не играет на руку «последним».   

2. Поддержка «ПиС» – это результат синергии нескольких элементов:
2.1. Отсутствие стратегии победы у оппозиции, а также ее идеологическая и прагматическая раздробленность;
2.2. Твердое и уверенное исполнение правительством «ПиС» предвыборной программы 2014 года;
2.3. Наличие административного ресурса, т.е. контроль над всеми государственными сферами (а в данном случае, это также и пропаганда через государственное телевидение);
2.4. Наличие ряда программ социальной помощи;
2.5. Очередные предвыборные обещания + новые предвыборные бонусы в виде 500 злотых для первого ребенка, 13-й пенсии и т.д.

3. Следует отметить, что среди оппозиционных партий значительно выросли «левые» и радикально правые (Конфедерация), а не умеренные лево- (Гражданская коалиция) и правоцентристы (Польская коалиция). Данные партии являются политическими силами-альтернативами существующему на польской арене порядку. Это, в свою очередь, означает, что они сумели заполучить протестный электорат. Конфедерация – в большей степени, «Левые» – в меньшей (они скорее просто объединили вокруг себя весь левый электорат). Ранее благодаря этому выиграла партия Павла Кукиза, которая, находясь в оппозиции, растеряла данный потенциал.  

4. «Праву и Справедливости» не удалось значительно расширить свой электорат, хотя результаты выборов по округам показывают, что правоконсервативной «ПиС» удалось победить там, где традиционно выигрывала левая оппозиция. Это отличный пример того, как слабость оппозиции играет на руку правящей партии.  

5. Необходимо обратить внимание и на избирательную явку, которая также побила все рекорды и составила 67,7%. Для сравнения в 2015 году на выборы пришли 50,9% избирателей. Скорее всего, такой интерес к парламентским выборам стал результатом активной мотивации со стороны политических партий и их лидеров, которые по обеим сторонам предвыборного «фронта» повально рассказывали о значимости этих выборов. Некоторым избирателям и вовсе могло показаться, что поход на выборы соизмерим с выбором между «жизнью» и «смертью». Другими словами, явка стала отражением повальной политизации всех сфер общественной жизни, а не столько ростом политической сознательности общества (хотя одно непосредственно тянет за собой другое).

6. При этом победу «Конфедерации» на выборах переоценивать не стоит, поскольку их депутаты уже были в нынешнем созыве Сейма и это никак не отразилось на политической ситуации внутри страны, а также отношении РП с Украиной.

Как оппозиции удалось выиграть в Сенате?

Оппозиционные партии согласились не выдвигать кандидатов друг против друга на округе, а сошлись на том, что они будут выставлять одного (консенсуального) кандидата, которого поддержат избиратели всех оппозиционных политических сил. Учитывая, что сенаторы выбираются в 100 одномандатных округах, – данная стратегия «сыграла».

Чем сулит победа оппозиции в Сенате?

Грубо говоря, ничем.

Оппозиционным партиям общими и одновременно отдельными усилиями удалось взять большинство в Сенате в виде 51 мандатов против 49 мест, отошедших в руки правительственной политической силы.

Почему это ничего не значит?

Во-первых, следует всегда помнить об идеологической раздробленности оппозиции.

Во-вторых, Сенат является достаточно бесполезной польской политической институцией, что часто признается в академическом сообществе. Например, чтобы Сенат смог воспользоваться правом законодательной инициативы нужна поддержка всей верхней палаты. А потому единственное, что сможет сделать оппозиция непосредственно против «ПиС» – это слегка «тормозить» законодательный процесс, но не останавливать его.

В-третьих, в польском академическом сообществе некоторое время, итак, идет обсуждение необходимости наличия верхней палаты парламента. Падение эффективности ее работы вряд ли принесет позитивные последствия как для самой институции, так и для оппозиционных политических сил, которых «Право и Справедливость» будет обвинять в торможении работы парламента. Это может спровоцировать более активные и широкие общественные дебаты над обстоятельностью содержания бюджетом данного института (или менее радикально, еще большего урезания части прав Сената).

В-четвертых, «ПиС» может создать коалицию в Сенате с «ПК». Это даст правящей партии 52 мандата – т.е. большинство в верхней палате.  
Какие можно сделать выводы и что будет дальше?

Следует начать с того, что результаты польских выборов для Украины в целом сложились положительно. «Право и Справедливость» удержали большинство, а это означает, что:
1. Неожиданных коалиций с пророссийской «Польской коалицией» или «Конфедерацией», скорее всего, не будет. А «ПК» действительно пророссийская политическая сила – перед выборами ее лидер Владислав Косиняк-Камыш заявил, что Польша должна снять санкции с РФ, поскольку это в интересах официальной Варшавы;

2. Польская политическая арена сохранит относительную стабильность, как минимум, до весны 2020 года (там нас ждут президентские выборы).

Однозначно то, что теперь польская политическая арена все же потеряет часть прежней стабильность из-за потери правящей партией большинства в Сенате. Это вынудит «ПиС» планировать свои инициативы и давать обещания с поправкой на время, которое оппозиционные политические партии отберут у них через пререкания и торможения в верхней палате парламента.

Внешнеполитический вектор развития РП останется плюс-минус прежним со всеми вытекающими преимуществами и угрозами. Мы по-прежнему можем рассчитывать на поддержку РП в вопросе российско-украинской войны, «Северного потока – 2», экономического сотрудничества между Киевом и Варшавой или евроатлантической интеграции Украины.

При этом следует ожидать трясок в гуманитарно-культурно аспекте отношений, в котором вопросы истории так и не были урегулированы до конца – это раз, а два – это необходимость расшифровки того, что «Право и Справедливость» поместило в своей предвыборной программе.

«ПиС» заявляло о желании улучшить отношения с Россией, а это, по понятным причинам, несет угрозу для Украины и ее безопасности.

Польше, которая будет ориентироваться на улучшение своей экономической политики, может быть выгодно улучшение отношений с РФ – это, как минимум, дополнительный рынок сбыта и источник непосредственных заграничных инвестиций. Тут негативную роль для Украины могут сыграть «Польская коалиция» и «Конфедерация», которые могут заручиться ситуативной поддержкой «Права и Справедливости» по отдельно взятым инициативам. Интерес части оппозиции в улучшении отношений с РФ может совпасть с намерениями правящей партии.

Украине следует уже сейчас начать выстраивать глубокие и прагматичные отношения как с правящей партией, так и с еврооптимистичными политическими силами. Это даст официальному Киеву «фору» перед деятельностью евроскептиков и откровенно пророссийских партий.  

Если речь идет о внутренней политике, то «ПиС» собирается продолжить реформу судебной власти, а также постараться реполонизовать медиа (сейчас большая доля рынка медиа в Польше занята иностранным капиталом. «ПиС» предлагает передать СМИ в руки граждан Польши и польского капитала), о чем разговоры идут уже пару лет. Данные инициативы крайне неоднозначно воспринимаются польским обществом, однако высокие рейтинги могут заставить «ПиС», что называется, «поверить в себя». Как на это отреагирует электорат – сейчас предугадать тяжело. Но, поскольку такие действия могут восприняться как «сворачивание демократии», это скорее ударит по рейтингам «ПиС».

Относительная стабильность польской политической арены обещает удерживаться, как минимум, до весны 2020 года, когда должны пройти выборы президента РП. Если на них победит нынешней президент Анджей Дуда, то поводов переживать у «ПиС» нет.

В противном случае (т.е. проигрыш кандидата от «ПиС»), оппозиция получит действительно работающий инструмент в противодействии правящей партии и их политике. Другими словами, проигрыш кандидата в президенты от «ПиС» будет означать резкое ухудшение ситуации правящей партии, поскольку они потеряют критически важный институт для реализации политики.

Не менее очевидным является то, что «ПиС» продолжит борьбу с посткоммунизмом. Этим явлением в «ПиС» ласково описывают «Гражданскую коалицию» и последствия их правления. Вечная борьба «ПиС» и «ГК» свидетельствует об истощении польской политики. Она не создает новых смыслов, но кружится вокруг существующего расклада сил. Рано или поздно электорат устанет от этого, что может принести рост популярности других политических сил. Это становится тем более вероятным, если учесть результаты выборов-2019.

Сейчас главной задачей Украины является наблюдение за трансформацией взглядов у «ПиС». Если мы не сумеем сделать их политику предсказуемой, то хотя бы поймем их мотивы. Это позволит нам более адекватно реагировать на сигналы, исходящие от Варшавы.

Популярні публікації