О позитивных аспектах современных польско-украинских отношений
Автор: Владислав Сердюк, политолог, студент Опольского университета

Начиная с 2016 г. польско-украинские отношения вошли в «крутое пике», устремившись, по словам множества экспертов, политиков и дипломатов, на самое «дно». Об этом говорит хотя бы печально известный визит экс-министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского во Львов в 2017 г., когда тот оценил польско-украинские отношения, как неудовлетворительные. Начиная с того момента ситуация не улучшилась, даже несмотря на изменение главы польского МИДа, которому особенно радовались в Киеве. Эйфория в отечественных СМИ и «кулуарах» была связана с тем, что в Украине ключ проблем в двусторонних отношениях объяснялся «пророссийской» настроенностью Ващиковского. Как, «неожиданно», выяснилось со временем, «неправильные настроения» экс-главы польского МИДа оказались фикцией и попыткой объяснить свою недальновидность, поскольку после своего назначения на пост Яцек Чапутович взялся за критику исторической политики Украины такой же острой хваткой, как и его предшественник. В конце концов, единственное, что реально продемонстрировал этот случай – это непонимание сути отношений с Польшей на уровне официального Киева и перманентное пребывание в иллюзиях.

А потому поставленный диагноз двухсторонним отношениям подтверждается: множественные проблемы на уровне правительств есть, они практически не решаются, и даже более, лишь усугубляются политикой симметричных ответов. В итоге постоянно продолжающихся антагонизмов, начало конфликтов между двумя странами уже и не сыщешь.

На сегодняшний день «клубок» проблем стал настолько велик, что до момента выборов в Польше и Украине браться за него никто не станет (по крайней мере, всерьез). Регуляция проблем навеянных исторической политикой не лежит ни в интересе польской правящей партии, ни в интересе правительства Украины. Почему?

Нынешнее правительство Польши поставило «восклицательный знак» во внешней повестке именно на историческую политику еще в 2015 г. Это было вызвано не только запросом со стороны общества, но также и идеологической подоплекой «Права и Справедливости». В конечном итоге, агрессивная «политика памяти» нашла признание у электората и по сей день не теряет своей актуальности, а потому никто не станет рисковать собственным рейтингом вплотную перед выборами.

Украинское же правительство сразу после событий на Майдане также занялось формированием новой идентичности через коллективную память, которая оказалась антагонистична с польской. Возникает вопрос, неужели это не было предсказуемо? Конечно же, было. Но кого это интересовало? Ведь в глазах нашей власти, историческая политика – это такой же пиар-инструмент (хотя далеко не самый популярный). В Украине по отношению к исторической политике сохраняется скорее нейтралитет (непосредственных «профитов» она не приносит), а проблемы выросшие на ее почве решаться не будут, поскольку перед выборами политикам банально «не до этого».

При этом хочется задаться следующим вопросом, неужели всё действительно так плохо? Тут я готов сделать осторожное предположение относительно того, что несмотря на негативные примеры сотрудничества Польши и Украины на точке правительств, отношения между гражданами двух стран находятся на возможно лучшем уровне со времен получения независимости.

Если уж и разбираться в данном вопросе, то начать следует с того, что свой «золотой век» современные польско-украинские отношения переживали в период президентства Леонида Кучмы и Александра Квасьневскего. Именно тогда личные встречи двух президентов проходили чуть ли не по 6 раз в году. Квасьневский и Кучма взяли на себя то, о чем их предшественники боялись даже упоминать. Речь идет о трудных моментах из прошлого. Президенты подписали множество двухсторонних документов, в том числе самый важный из них договор о соглашении и примирении между обеими народами. Квасьневский и Кучма также взяли на себя решение вопроса касающегося реставрации и постройки Кладбища Львовских Орлят, борьба с которым до сих пор не утихает в Львовском областном совете.

При этом, каким бы позитивным не был опыт сотрудничества между президентами, множество экспертов подчеркивают, что отношения на уровне общества и конкретных граждан находились в полнейшем упадке. Об этом свидетельствовали множественные протесты по обеим сторонам границы связанные с очередной установкой «примирительного» памятника, неправильной речью первого или второго президента и т.д.

История Польши и Украины в XX веке настолько болезненна, что она даёт знать о себе и по сегодняшний день, но при этом следует отметить, что отношения между гражданами двух стран сегодня определенно стали лучше, чем в период президентства Кучмы и Квасьневского (т.е. период расцвета политических отношений между двумя государствами).

Для подтверждения возьмем ко вниманию недавнюю социологию.

Исследования польского CBOS (Центр Исследования Общественного Мнения) датируемые мартом 2018 г. показывают, что отношение поляков к украинцам ухудшилось в сравнении с 2017 г., но оно все также остается на достаточно высоком уровне. Сам CBOS заявляет, что отношения поляков к украинцам в 2018 г. находится на уровне 2007 г. (т.е. отмечается ухудшение). Казалось бы, неужели и тут всё плохо? Но есть одно «но». В данном исследовании не учитывается характер событий 2013-2014 г. в Украине, которые буквально «подорвали» уровень позитивного отношения поляков к украинцам. Также следует подчеркнуть, что при такой массовой миграции украинцев в Польшу отношения между двумя народами все равно находятся на достаточно высоком уровне 2007 г. (времен президентства Леха Качиньского, который позитивно относился к Украине и систематически её поддерживал, тем самым выстраивая в Польше проукраинскую парадигму). При этом украинские СМИ очень часто разгоняют данные этих польских исследований с целью показать, что отношения между «соседями» ухудшаются. В своих сообщениях они умалчивают важные методологические поправки необходимые для адекватного восприятия полученной информации. Простыми словами, неподготовленный читатель примет новость без доли критики и тем самым вероятно испортит своё впечатление о поляках.

В Украине отношение к полякам развиваются похожим образом. Свежие исследования группы «Рейтинг» показывают, что 50% украинцев «тепло» и «очень тепло» к Польше и полякам.

О чем говорят полученные данные?

В первую очередь о том, что нынешние исторические конфликты между Польшей и Украиной решить куда проще, чем, например, в 1990-2000х г. Почему? Потому что социология отчетливо говорит, что в данный момент ситуация полностью зависит от политической воли депутатов и правительств обеих стран. При этом критики могут утверждать, что конфликтогенная, и даже агрессивная историческая политика правительств в Польше и Украине – это требование граждан, возникающее из коллективной памяти. Но, как известно, коллективная память очень легко формируется самими правительствами. Соответственно, необходимо перестать политизировать коллективную память, тем самым снизится и её токсичность.

Как можно улучшить отношения между Польшей и Украиной?

Самым простым и очевидным способом перевода всех разговоров в конструктивную площадь в данный момент является интенсификация действий правительств Украины и РП над блокировкой проекта «Северного Потока-2». Необходимо принять ко вниманию, что Польша является нашим самым главным партнером в этом вопросе и полностью разделяет позицию украинского правительства. Соответственно, двухсторонние контакты должны постоянно подтверждать факт существования «партнерства» в стратегическом для обеих стран вопросе. Позитив можно также «выдавить» и из начавшегося противостояния в Керченском заливе. Несмотря на то, что Польша не сразу заняла твердую проукраинскую позицию, украинскому МИДу надо принять её с «опозданием» и быть за неё благодарными. В сегодняшней ситуации, Украина ни в коем случае не может позволить себе воспринимать подобные жесты, как данность.

Конечно же, отношения Польши и Украины далеко не идеальны, но стоит прикладывать достаточные усилия для того, чтобы находить позитив в этих трудных связах и развивая их, совместно преодолевать антагонизмы. Если этим не может заняться правительство, то данное дело переходит в руки экспертного сообщества.