Евросоюз и угроза независимости Верховного Суда в Польше

2 июля Европейская Комиссия начала новый процесс против Польши в соответствии с нарушением 47 статьи Карты базовых прав Европейского Союза и 19 статьи Договора о Европейском Союзе. В этих документах идет речь о независимости судов и обязанности со стороны государств-членов создания всех необходимых регуляций и охраны этой независимости.

3 июля в связи с проведенной ранее реформой Верховного Суда в Польше, которая предусматривает снижение пенсионного возраста верховных судей с 70 до 65 лет, 27 из 72 (т.е. одна треть всех) судей будут вынуждены выйти на пенсию.

По мнению ЕК это угрожает независимости Верховного Суда, а соответственно, нарушает европейское право.

Следует заметить, что судьи, которые пожелали далее выполнять свою функцию и не выходить на пенсию могли до 2 мая подать соответствующее прошение и приложить к нему медицинскую справку о текущем состоянии здоровья. После чего их судьба зависит от президента РП Анджея Дуды, который должен был выразить собственное согласие или несогласие на продление мандата Верховного Судьи просившим.

Именно этот момент вызывает наибольшие опасения у правозащитников и Европейской Комиссии, поскольку четкого определения, кого оставить, а кого отправить на пенсию у президента РП нет.

Это значит, что человек, который написал просьбу о продлении ему мандата и приложил справку об отличном состоянии здоровья, все равно может отправиться на пенсию, если такое решение примет президент. Соответственно, возникает риск злоупотребления со стороны нынешнего президента Анджея Дуды. Учитывая особенности современной польской политической арены, где Дуда имеет достаточно крепкие отношения с лидером правящей партии «Право и Справедливость» – эти опасения вполне адекватны и логичны.

В данном случае, оппозиция боится, что «Право и Справедливость» в натуральный способ пожелают усилить собственную позицию у власти и закрепиться в руководстве на долгое время. Суд, который будет определять правоту (т.е. твердую позицию) той или иной стороны во время политической гонки является ключевой для оппозиции инстанцией, поскольку одним из способов борьбы против правительства, кроме протестов и митингов, являются судебные иски. Руководство «Права и Справедливости» прекрасно это осознают, потому готовят благосклонную для себя почву.

Процедура, начатая Европейской Комиссией состоит из трех этапов:

Первый был запущен 02.07.2018, он является формальным обвинением. Подразумевает под собой изложение сути обвинений. У правительства РП есть 30 дней на ответ.

После ответа со стороны поляков, ЕК может (но не обязано, поскольку существует вариант, в котором ЕК примет объяснение) перейти ко второму этапу – изложению мотивированного мнения (т.е. твердого обвинения).

Тут у Польши будет также 30 дней на ответ.

Третьим этапом будет направление дела против Польши в европейский Трибунал Справедливости. Именно в этот временной период ЕК может инициировать процедуру “заморозки” не удовлетворяющих пунктов внутреннего права. Т.е. заморозить пункты реформы “ПиС” относительно Верховного Суда.

Почему это событие важно?

В первую очередь, данное действие ЕК, если оно будет иметь успех в дальнейшем и “доживет” до третьего этапа, позволит правозащитникам в Польше ссылаться на него дабы аргументировать неправомерность назначения новых судей.

Это позволит оппозиции бороться с “ПиС” на равных посредством европейского права, которое Польша должна беспрекословно выполнять.

Во-вторых, не стоит также забывать, что новая процедура является параллельным аналогичному против Польши делу, где ЕК называет всю судебную реформу целиком «угрожающей демократии». Тут максимальной санкцией относительно Польши будет «заморозка» голоса в Европейском совете, т.е. фактически «исключение» из активной политической жизни ЕС.

В данный момент, заявлять об успехах польского руководства на этом фронте не приходится, поскольку евро-комиссары оказались не удовлетворены прогрессом Польши в изменении ранее принятой судебной реформы, хотя и отметили, что сам по себе прогресс определенно присутствует. А значит правительству «ПиС» следует ожидать дополнительной конфликтной нагрузки в случае, если просьба Еврокомиссии не будет взята к вниманию.

Соответственно, данные события необходимо рассматривать в контексте будущих выборов в местные советы и в парламент. Оппозиция будет настаивать на том, что правительство «ПиС» вне зависимости от уровня, где оно «властвует», всегда представляет «недемократическую» сторону, поскольку не разделяет европейских ценностей и принципов верховенства права. С учетом того, что польские граждане показывают очень высокий рейтинг доверия к ЕС (82% поляков симпатизирует ЕС) – это может негативно сказаться на поддержке «Права и Справедливости». С другой стороны, если данные конфликты «ПиС» с ЕК лишь усилят или оставят поддержку первых на прежнем уровне, то можно будет сделать логичное предположение относительно правдивости актуальных социологических опросов в Польше относительно поддержки гражданами дальнейшей евроинтеграции.

Также следует заметить, что переломный момент в развитии ЕС будет достигнут, если дело, дойдя до Трибунала Справедливости будет выиграно Польшей. Это будет означать, что внутреннее право (по крайней мере, судебная власть) полностью являются компетенцией государств-членов, а не институций ЕС.

Единственной проблемой данного действия является его несвоевременность. “Заморозка” может войти в жизнь только на третьем этапе, то есть минимум в сентябре, поскольку Польша будет иметь по 30 дней на ответ на каждом из двух этапов обвинений.

К сожалению, ЕК слишком поздно осознали, что диалог и “упрашивания” с “ПиС” не работают. С другой стороны, следует обрадоваться хотя бы тому, что факт упертости польского правительства в принципе был взят во внимание. Во всяком случае, данные события показывают, что консенсуальный тип разрешения споров, который является ключевым методом в ЕС, работает не всегда. Соответственно, периодически необходимо использовать формальный и более действенный инструмент, коим является судебный иск.

Первые протесты и неоднозначности нового права

В первый день работы реформированного Верховного Суда, т.е. 3 июля во всех городах Польши начались протесты, которые продолжались также и 4 июля. Они были связаны с возможной отставкой первого председателя Верховного Суда проф. Герсдорф, поскольку она не подала прошение на руки к президенту о продлении ее каденции. В соответствии с новым правом это должно означать ее отставку.

Вице-председатель канцелярии президента РП Павел Муха проинформировал СМИ относительно встречи Дуды и Малгожаты Герсдорф в президентском дворце, во время которого Анджей Дуда уведомил Герсдорф об отставке в связи с достижением пенсионного возраста. На её место Дуда назначил судью Юзефа Ивульского. Тут появляются первые неоднозначности нового права.

В соответствии со статьей 183 п. 3 конституции РП первый председатель Верховного Суда номинируется президентом на каденцию сроком 6 лет. Поскольку Малгожата Герсдорф была номинирована 30 апреля 2014 г., её конституционные полномочия заканчиваются 3 апреля 2020 г. Президент не имеет права лишить её полномочий, поскольку это будет означать неуважение к высшему юридическому акту.

Сама же Герсдорф во время своего выступления в Сейме, отвечая на вопрос депутата из оппозиционной партии «Гражданская платформа» заявила, что продолжит исполнять полномочия председателя Верховного суда, поскольку она должна действовать в соответствии с конституцией.

Относительно роли Ивульского во всей этой ситуации, Герсдорф заявила, что назначила его своим заместителем на время заслуженного отпуска. Сам же Юзеф Ивульский слова Герсдорф подтвердил.

Из данного инцидента возникает не столько предположение, сколько убежденность в том, что между подчиняющимся «ПиС» институциям (президент, парламент, правительство) и судебной властью начинается полноценный конфликт. Данный конфликт возникает из-за не конституционности принятых «Правом и Справедливостью» юридических регуляций.

В конфликте принимают участие не только польские политики и судьи, но также Европейская Комиссия, которая пристально наблюдает за политической ситуацией в Польше. Что более важно, сами граждане РП решили стать в защите «независимости судебной власти», а в связи с надвигающимися выборами, «ПиС» должны крайне аккуратно вести себя по отношению к настроению избирателей.

Какие инструменты защиты перед правительством есть у Верховного Суда?

Достаточно критическим, но определенно действенным методом будет непосредственное обращение со стороны Верховного Суда Польши к европейскому Трибуналу Справедливости. Это позволит обойти задержку в 60 дней, которая была описана мною ранее. Негативной стороной такого решения будет рост интенсивности конфликта между судебной властью и правительством «ПиС».

Оппозиция со своей стороны остается в позиции победителя практически при любом сценарии, поскольку никаким образом не задействована и не заинтересована в проведенной судебной реформе. Эскалация будущих антагонизмов и постройка маркетинговых кампаний на интенсивности существующих конфликтов является основным средством повышения рейтингов у оппозиции. Это легко подтверждается в связи с постоянным присутствием оппозиционных политиков на протестах против реформы Верховного Суда.   

Европейские институции и их представители более благосклонны к личности экс-премьера Польши Дональда Туска, актуально исполняющего должность председателя Европейского Совета, а также к оппозиции в лице партии «Гражданская платформа», где он когда-то был лидером.

Это было заметно во время выступления премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого в Европейском парламенте 4 июля. Моравецкий пытался говорить о будущем ЕС, т.е. увести разговор подальше от основной темы встречи (демократии и верховенства права в Польше), но потерпел неудачу. После слушания премьера, главы фракции Европейского парламента настаивали на том, что угроза справедливости в Польше все также остается.

В пример следует привести вопрос заданный Манфредом Вебером, главой Европейской Народной Партии: «Почему польское правительство увольняет судей в зависимости от их политических взглядов?».

Соответственно, польская судебная власть определенно может рассчитывать на поддержку со стороны институций ЕС во внутреннем конфликте с правительством.

Важным остается тот факт, что конфликты, происходящие внутри ЕС в данный момент, имеют ключевой характер. Они определяют дальнейший вектор развития союза. Переломным моментом стало оглашение Великой Британией желания покинуть ЕС. Было достигнуто понимание того, что союз не статичен и требуется постоянное движения. Либо углубление и расширение влияния, либо наоборот. В этом контексте необходимо также вспомнить и о визии будущего ЕС со стороны стран Вышеградской четверки, но об этом речь пойдет в отдельном материале.  
   

 

Автор: Владислав Сердюк, студент Опольского университета, факультет политологии

Популярні публікації