Донбасский вопрос на встрече Нормандской четверки: какие переговорные позиции и есть ли в Украины альтернативный план?
Автор: Антон Найчук, директор Фонда общественной дипломатии

Постоянно подогреваемый информационный резонанс вокруг запланированной на 9 декабря встречи в «нормандском формате» и оптимистические заявления сторон повышают ожидания украинских граждан относительно результатов будущего саммита, предоставляя ему статус фундаментального события. Действительно, встреча на уровне лидеров государств станет серьезным испытанием для Владимира Зеленского на внешнеполитическом треке. Он достиг успеха в инициированном им вопросе организации мероприятия высокого уровня, тогда как следующий шаг подразумевает эффективное использование дипломатии в национальных интересах. Ставки высоки и все большей актуальности набирает вопрос: насколько верны действия украинского Президента, и сможет ли он достичь анонсированного результата – закончить войну.

Президентская растяжка

Следует признать, что переговорные позиций украинской стороны не отличаются наличием особых преференций. Лидер страны находиться в определенной растяжке даже на внутреннеполитической арене, что ограничивает ему поле для дипломатического маневра в процессе переговоров. Оппозиция в лице «Европейской солидарности», преследуя реваншистские настроения, активно формирует дискурс «зрады» в своих оценках перспектив нахождения компромиссов с российской стороной. Последний замер рейтингов лидера страны демонстрирует негативную тенденцию. Комплекс мер по исполнению минского протокола ставит Владимира Зеленского в строгие рамки в вопросах политического урегулирования и восстановления контроля над границей. Европейские партнеры откровенно устали от длительных миротворческих потуг, желая форсировать процедуру имплементации минских соглашений, что призвано стать драйвером полноценной нормализации экономического сотрудничества с Российской Федерацией, удовлетворить геополитические амбиции Эммануэля Макрона и предоставить определенные политические дивиденды для Ангелы Меркель с учетом непредсказуемых политических процессов внутри Германии. Сложившийся пасьянс определенно усложняет задание Владимиру Зеленскому, который своими решениями должен найти сложный баланс между исполнением своих предвыборных обещаний и уровнем допустимых уступок, не переступив при этом красные линии государственных интересов. Как ни крути, но украинские политические реалии способны поставить под сомнения даже постулат макиавеллизма «цель оправдывает средства».

К сожалению, определение целей, расстановка приоритетов и определения методов их достижения, часто подводили людей ответственных за курс внешней политики Украины. Несомненно, ориентиры нашей внешнеполитической стратегии вызывают доверие, пускай они до конца не оформлены концептуально. Восстановление территориальной целостности, евроатлантические устремления, привлечения зарубежных инвестиций, адаптация лучших международных практик в реформировании политической и экономической систем – все это важные элементы успешной государственной политики. Проблема состоит в отсутствии прагматизма при планировании последовательности их реализации. Пора смириться с фактом, что одновременное воплощение всех намерений не представляется возможным, а спекуляции на эту тему – удел закоренелых полулистов либо вечных оппозиционеров. Именно поэтому, в преддверии встречи, чрезвычайно важно выработать четкие алгоритмы действий в части донбасского урегулирования и формирования политики на российском направлении.

Формула Зеленского в уравнении Путина

Украинской власти удалось разблокировать минский процесс путем обеспечения разведения войск на линии разграничения в трех пилотных точках – Станице Луганской, Золотом и Петровском. Несмотря на разные и порой противоречивые заявления от представителей «Слуги народа» относительно приемлемой дорожной карты воплощения минских соглашений, все же возможно сформировать определенные контуры переговорной позиции Украины и предположить, как выглядят компоненты «формулы Зеленского» на пути обеспечения мира и политического урегулирования.

1. Проведение местных выборов на основе украинского законодательства. Центральная избирательная комиссия Украины ответственна за составление списков избирателей, формирование избирательных участков, регистрацию кандидатов и партий. Должны быть созданы условия для голосования всех жителей региона, в том числе переселенцев. Гарантия полноценного доступа всех украинских СМИ для информационного сопровождения кампании. Участвовать в выборах не могут боевики, воевавший против украинской армии;

2. Выведение всех иностранных военных формирований. В рамках гарантии безопасного волеизъявления, территорию ОРДЛО должны покинуть незаконные милитаризированные группировки – российские наемники (как добровольцы, так и завуалированные представители вооруженных сил и спецслужб Российской Федерации), их военная техника;

3.  Контроль над границей. Владимир Зеленский открыто выражает свое недовольством положением минских соглашений, подразумевающих восстановление Украиной контроля над границей непризнанных республик после проведения выборов и полного политического урегулирования. Вероятно, в переговорном процессе он выступит с инициативой пересмотра этой части комплекса мер по выполнению минского протокола и призовет стороны к поиску компромиссных решений;

4. Особый статус Донбасса после демократических местных выборов. Факт прозрачности процедуры и справедливости результатов голосования должна подтвердить ОБСЕ. Только после этого, Донбасс обретает постоянный особенный статус, особенности которого будут обсуждаться в рамках встречи 9 декабря;    

5. Амнистия мирных жителей. Под амнистию не попадают боевики, которых обвиняют в совершении военных преступлений;

6.   Восстановление экономических связей с неподконтрольными регионами. Украинская сторона готова взять на себя экономические обязательства в рамках минских соглашений и начала диалога о снятии экономической блокады в ответ на возвращения неподконтрольных территорий в украинское правовое поле. Индикатором готовности к продвижению в этом вопросе стало внесения законопроекта о выплате пенсий жителям ОРДЛО.

С огромной долей вероятности, формирование переговорной позиции на основе перечисленных требований встретит сопротивление с российской стороны и может завести дискуссию в тупик по каждому из пунктов. С Москвы отправляются четкие сигналы относительно невозможности пересмотра текста минских соглашений в части контроля над границей. К примеру, российский политолог Алексей Чеснаков (считается приближенным к Владиславу Суркову) настаивает на сохранении жесткости в соблюдении структуры минских договоренностей. Обращаются к ним в своих комментариях и официальные лица российской власти.

Для повышения ставок, под российский аккомпанемент, псевдо-парламент так называемой ДНР принял закон о «государственной границе», к чему может апеллировать Владимир Путин во время разговора на эту тему на нормандской площадке. В уравнении российского президента непризнанные республики остаются самостоятельным субъектом и убедить его в противоположном не сможет ни украинское законодательство, ни международное права.

Таким образом, сложно представить какие компромиссы можно будет найти в этом направлении. Даже теоретический вариант позволяющий ОБСЕ контролировать и мониторить границу во время подготовки и проведения выборов выглядит слишком формальным, сложно реализуемым и неубедительным, хотя мог бы позиционироваться украинской стороной как допустимый в сложившихся обстоятельствах.

Разоружение боевиков и выведение иностранных военный формирований при контроле ОБСЕ также требует должного согласования и станет объектом критики российской стороны в традициях аргумента «их там нет». В проблемной плоскости находится и создание правовой базы для проведения амнистия. Выявление среди жителей неподконтрольных территорий боевиков, воевавших против украинской армии и совершавших преступления, может стать неподъёмным грузом для украинской фемиды. Да и пока сложно представить, насколько беспрепятственно неподконтрольные территории перейдут под украинскую юрисдикцию даже в случае проведения выборов. Пока также проблемно визуализировать процедуру судебных разбирательства в отношении обвиняемых в стрельбе в украинских солдат.

Подготовка к местным выборам – еще один кейс, вызывающий много вопросов, ответы на которые сложно будет найти в рамках одной встречи лидеров четырех государств. Каким образом украинская полиция сможет следить за безопасностью, смогут ли украинские партии принять участие в этом процессе, как будут формироваться избирательные комиссии? Теоретически понятное требование проведение выборов на основе украинского законодательства, требует практической детализации и адаптации к особенным условиям.

Основной акцент в согласовании дорожной карты дальнейших действий в рамках «нормандского формата» вероятно, будет сделан на выработке общего видения модальностей закона об особом статусе Донбасса. Его действие подходит к концу 31 декабря, а сам документ является ключевой составляющей переговорного процесса как для дальнейшей организации выборов, так и для окончательного завершения политического урегулирования.

В команде Владимира Зеленского звучали призывы относительно необходимости создания нового законопроекта о порядке местного самоуправления в ОРДЛО на основе консолидации усилий всех органов власти и через получение общественного согласия. С учетом сжатых временных сроков согласование потенциально нового документа с гражданским обществом через инструмент референдума сейчас не представляется возможным. По всей видимости наиболее доступным методом обретения «народной легитимности» будет проведения консультаций з представителями экспертной среды, что позволит говорить о прислушивании к общественному мнению при формировании черновой версии законопроекта. Логичным выступает включение наработанных таким образом предложений в повестку переговоров в Париже.

В свою очередь, российская сторона не один раз акцентировала внимание на обязательности конституционного закрепления особого статуса как основы для реинтеграции ОРДЛО, что будет выступать красной линей в переговорной позиции Владимира Путина. Другие компоненты в содержании особого статуса, устраивающие Кремль, учтены в минских соглашениях. Опираясь на подтверждение официальным Киевом своей приверженности так называемой «формуле Штайнмаера», вероятно российская сторона ожидает ее дальнейшего включения в текст разрабатываемого обновлённого законопроекта, который по их мнению, Верховная Рада должна будет проголосовать до конца года. Спекулируя на инициативе Владимира Зеленского о согласовании нового документа, Владимир Путин и далее будет настаивать на прямом диалоге между официальным Киевом и представителями непризнанных республик, что остается краеугольным камнем российской переговорной стратегии и подводным камнем для украинской дипломатии.

Поднимут стороны и вопрос дальнейшего разведения войск по линии разграничения. Прагматичным решением Владимира Зеленского может стать требование определить Дебальцево как следующую зону практического воплощения второго пункта комплексных мер по исполнению минского протокола. Город представляет для боевиков стратегическую ценность в связи с нахождением там важной транспортной развязки, и они не один раз заявляли о неготовности оставить его, что напрямую противоречит минским соглашениям.

Есть ли план «Б» по Донбассу?

Владимир Зеленский демонстрирует четкую приверженность идеи приложить максимум усилий для окончания войны с использованием существующих дипломатических инструментов. Никто не завышает ожиданий, как от будущей встречи, так и от дальнейшего переговорного процесса. Реинтеграция территорий в существующем формате обещает породить много проблемных аспектов в дальнейшем и есть основания полагать, что действующая власть не имеет четкой программы действий в случае гипотетического возвращения людей и территорий. По всей видимости избранный курс политики основывается на поэтапном решении тактических вопросов и проблем по мере поступления. При этом перечисленные выше основания для разногласий, могут повторно заблокировать миротворческий процесс.

Сигналы из Офиса Президента свидетельствуют, что украинское руководство берет во внимание возможность двигаться альтернативным путем в случае отсутствия прогресса в существующих форматах урегулирования. Путь этот лежит через выход из минского процесса. Решение, которое казалось ранее невозможным в силу сложившихся конфигураций, теперь кажется реальным при условиях провала очередной попытки возродить минские соглашения.

Такой сценарий предполагает определение договоренностей, ранее утвержденных Петром Порошенко, как недееспособных и такими, что не оправдали себя, поскольку противоречат украинским национальным интересам. Чтобы как-то понизить градус недовольства Франции и Германии, Украина должна будет выступить с собственными предложениями обеспечения мира на востоке страны. Они вряд ли будут иметь хорошие перспективы для реализации, поскольку сложно будет убедить Российскую Федерацию по-новому садиться за стол переговоров. Конфликт перейдет в затяжную фазу.

Сейчас сложно говорить об эффективности такого варианта развития событий и его последствий. К тому же, к нему могут прибегнуть только в случае очередного тупика в переговорном процессе, а значит в следующем или уже в 2021 году.

Готова ли к такому сценарию Россия? Существующие обстоятельства и предыдущие просчеты, поставившие Украину в чрезвычайно сложное положение, одновременно открыли широкое окно возможностей для действий Кремля. С 2014 года российская сторона преуспела в переориентации захваченных территорий ОРДЛО на собственную экономику, наладила налоговую систему, создала подконтрольные органы власти, навела приемлемый порядок, организовала продажу угля и перевела расчетную систему на собственную национальную валюту. Дальнейшая возможность поддерживать непризнанные республики существует. Кроме того, гипотетический демонтаж минских соглашений по украинской инициативе позволит активизировать диалог с европейцами относительно нормализации экономических отношений. Можно и далее осуществлять попытки дестабилизации политической ситуации в Украине и проводить экономической давление. Тем более, если Владимиру Зеленскому вдруг не удастся нивелировать угрозу роста противоречий в рядах его политической силы, запустить экономические реформы и удержать электорат в условиях постоянного давления оппозиционных сил, почва для такой стратегии российской стороны будет более чем благоприятной.

По сути, Россия может добиться снятия санкций и сохранения рычагов влияния на Украину даже без проблемной реинтеграции территорий в украинскую политически-экономическую матрицу. Потому такой вариант не представляется критичным. В случае с Украиной отсрочка реинтеграции территорий требует большой ответственности, поскольку формирование новой дорожной карты займет много времени и заставит приложить максимум усилий. Важно использовать это время для проведения эффективных экономических реформ и усиления собственных переговорных позиций, в противном случае провал украинской политики будет окончательным.

Популярні публікації