Бюрократия и обеспечение ВСУ: ключевые позиции

Автор: Алексей Копытько, советник Министра обороны Украины

О бюрократической бюрократии (баны вперемешку с отключениями света мешают регулярно что-то писать, тезисно основное за последнее время).

  1. Вещевое обеспечение/деньги. По броне/шлемам ситуация стабильно хорошая, резерв в 200 тыс./100 тыс. удерживается, хотя происходит достаточно активная выдача на замену. Радуют успехи украинских производителей, которые научились делать в стране всё (пекут керамику, варят бронесталь, своя фурнитура, нити и т.д.). Министр обороны Алексей Резников уже писал о тестировании женского бронежилета и нескольких экспериментальных образцов. В перспективе Украина вполне может стать конкурентной по броне на внешних рынках. По плану на следующий год будет радикальная смена баланса: максимум будет закрыто украинскими производителями – импорт в каких-то особых случаях и для страховки. По зимней форме. Уже пару недель внутренняя коммуникация на эту тему ведётся исключительно нецензурно. С перспективой перехода в рукоприкладство. Суть в том, что зимней формы Минобороны уже передало в ЗСУ столько, что хватит с запасом на всех, кто имеет право её носить. Единственная позиция, по которой статистически есть нехватка – это рукавицы зимние (хотя ни разу не слышал, чтоб эту позицию кто-то выделял как важную). Всего остального – достаточно. И курток, и обуви, не говоря уже о термобелье/шапках/носках/флисках… Тем не менее, до сих пор падает информация, что где-то чего-то нет. В 99% случаях ситуация повторяется: речь идёт об отдельных, переподчинённых, неформатных подразделениях либо упирается в конкретного командира, который эээ нуждается в помощи. Помощи в оформлении документов либо в верной приоритезации. Есть направления, где и по официальным отчётам, и по неофициальным каналам (масса друзей и знакомых на разных участках фронта) нет ни одной жалобы на еду-деньги-топливо-вещёвку. Вот вообще ни одной, даже подозрительно. Просят только больше оружия (об этом ниже). Есть такие, где официально на уровень подразделения всё поступило, а дальше что-то пошло не так. Поэтому рекомендация прежняя – тормошить по командной вертикали письменно, не стесняться фиксировать и подавать потребы. Для статистики. Пропорция по зимним курткам. Из всего поставленного в войска: 85% – контракты Минобороны, 10% – материально-техническая помощь других стран, 5% – благотворительная помощь. Это к тому, что рассказы «как нас всем обеспечили партнёры» и мифы о «500 тыс. комплектов канадской формы» – не поделу. Партнёры передали часть имеющегося со складов и разместили новые заказы, которые будут закрыты позже (собственно – зимой) и сформируют дополнительный запас прочности. За что им спасибо, ибо это важно. По деньгам. Все выплаты по денежному обеспечению военнослужащих закрыты в полном объёме еще дней десять назад. На декабрь всё пока также выглядит планово. Индивидуальные ситуации разбираются. По январю – материально Минобороны будет готово. А там поглядим. Из важного. Завершён цикл бумажной работы для начала выдачи документов УБД. Приказ Минобороны заюстирован на прошлой неделе и уже получен назад, движение началось. Формируются комиссии, которые будут рассматривать пакеты документов (часть комиссий уже готова). Ориентировочно с 1 декабря колёсики закрутятся. Пути получения статуса УБД: для военнослужащих – через командира или через личное обращение в комиссию, для уволенных со службы – через военкомат (ТЦКСП). На сайте Минобороны есть алгоритм работы с бумагами. Многое будет зависеть от штабной культуры в конкретном подразделении. Опыт показывает, что в начале будут нарекания. Ибо в первые месяцы будет вал бумаг. Потом всё станет на поток.
  2. Оружие. Приоритет сейчас – ПВО/ПРО. Из хорошего – россияне пытаются истощить запас наших ракет, но при нынешних тенденциях у них не получится. Из плохого – количество пусковых остаётся явно недостаточным. Однако даже приход ещё парочки насамсов и одного ириса сделает ситуацию заметно лучше. Ибо эти штуки в руках наших спецов чрезвычайно эффективны и делают ракетные атаки для России очень дорогим удовольствием с непредсказуемым результатом. Опыт показывает, что россияне достаточно быстро адаптируются. Они наверняка будут искать способ поставить на поток массовые удары сравнительно недорогими агрегатами, типа иранских. Причём – с неожиданных направлений. Но и мы адаптируемся. Насчёт Patriot’ов ничего говорить не буду. Равно как и о самолётах. Мы уже неоднократно проходили через разные битвы заявлений. Но интересует только одно – результат. Сегодня министр обороны Резников объявил об очередном пополнении в семействе MLRS. На этот раз – французской установкой. Следует отметить, что после назначения министром обороны Франции Себастьена Лекорню всё стало заметно живее. Поглядим, сколько этот оптимистичный тренд продержится. Относительно танков. Как верно подмечено – у нас уже есть полтанка леопард. Ибо шасси «Гепарда» – это леопард 1. Кое-что о леопардах мы уже знаем. Не прекращаются усилия, чтобы у нас появились целые танки. Время покажет, но тут я бы говорил о сдержанном оптимизме. Артиллерия, снаряды. Есть совокупность тенденций. У россиян снарядов становится меньше, давить повсеместно они уже не могут. Только за счёт концентрации на отдельных участках. У нас снарядов – хотелось бы больше, и всё для этого делается. Разрыв с россиянами чуть сокращается. Т.е., мы не проваливаемся, даже в условиях выгребания всех доступных складов. Наши бьют меньше, но точнее. В целом ситуация – стабильно тяжёлая, но контролируемая. На фоне подвигов ПВО и баталий вокруг БПЛА об артиллерии стали говорить меньше. А зря. На первый план сейчас выходит задача обслуживания и ремонта (кстати – у россиян аналогично). Тут есть особенности, которые связаны с подходом стран, предоставивших пушки. Где-то лояльно и комфортно, где-то – делают нервы. Относительно растущего числа заявлений, что «республиканцы хотят усилить контроль» – вот что не пугает, так это. Ибо мы давно к этому готовы. Т.е., если это будет именно контроль, а не повод что-то политически подвесить – ноль рисков. Наоборот – будет явный контраст с условным Афганистаном. Если же это будет частью американского внутриполитического процесса – тут сложно что-то предвидеть.
  3. Самый интересный раздел с минимум конкретики. Дело в следующем. Часть рутинных процессов – на поверхности. Но очень многое остаётся за кадром. Хотя именно там создаются качественные изменения. Во-первых, регулярно изучаем сводки изготовления того УКРАИНСКОГО, что, по словам добрых людей, давно нами сорвано, не производится, не финансируется и т.д. И это хорошо. Особенности украинской демократии таковы, что никакие операции прикрытия не нужны. Во-вторых, как говорится, «набирают компетенции» целые сегменты в сфере обороны. Скажем, кибер. Тут особенно много рутины и всякого непонятного колдовства. Но за год специалисты Минобороны разгребли очень много завалов. И создают на выжженной земле центр силы. Вчера закончится оборонный хакатон, который обеспечивало Минобороны с партнёрами. Что для меня было показательно. Опыт общения с киберсредой указывает, что там чрезвычайно редко встречаются люди, которые не ненавидят и не считают идиотами всех остальных коллег. Очевидно, это специфический элемент корпоративной культуры, который способствует бурному развитию отрасли. Так вот отзывы о хакатоне были нехарактерно позитивные. Разные люди увидели для себя там что-то интересно-полезное. Сейчас важная задача для страны – породить адекватные киберсилы. Не войска – а силы. Здесь масса не только технических, но и юридических тонкостей. Ибо как правильно воевать в киберсреде, ещё и привлекая гражданских, которые зависают в неочевидном статусе между уголовниками и комбатантами – это требующий решения творческий вопрос. Параллельно требуется кропотливая разъяснительная работа с теми, кто представляет себе «кибервойска» как большое помещение с людьми в зелёной одежде перед мониторами. И для которых главное – чтоб был кибергенерал. Ибо без генерала нельзя. Это если пробежаться по верхам. Постараюсь чуть чаще освещать злободневные темы.
Популярні публікації