Польско-украинский исторический конфликт: взгляд с украинской стороны

Автор: Владислав Сердюк, эксперт Фонда гражданской дипломатии

17 января 2019 г. Конституционный Суд Польши признал не соответствующими конституции скандальные поправки в закон об Институте Национальной Памяти. Это означает, что часть данного законопроекта, где речь шла об «украинских националистах» и «Восточная Малопольша» теряют свою юридическую силу.

Решение КС Польши определенно следует рассматривать, как позитивное явление, которое вполне реально превратить в тренд способный «разморозить» польско-украинский диалог в гуманитарном (исторически-культурном) аспекте двусторонних отношений. 

Напомню, что поправки в закон о польском Институте Национальной Памяти принятые в Варшаве больше всего критиковались в Израиле. Дипломатический потенциал правительства Биньямина Нетаньяху привел к тому, что данный законопроект оказался в Конституционном Суде РП, который на рассмотрение отправил туда президент Польши Анджей Дуда. Т.е. следует осознавать, что позитивное решение в отношении терминов «украинские националисты» и «Восточная Малопольша», которые так не нравились Киеву, стало не более чем приятным стечением обстоятельств.

Во всяком случае, даже такая неожиданность не отменяет того факта, что теперь мяч находится на нашей половине поля. «Что с этим делать?» – именно таким образом украинский МИД вынужден поставить вопрос.

У польской стороны моментально появились ожидания по этому поводу. Возьмем, к примеру, комментарий одного из членов «Польско-Украинского Форума Партнерства» представляющего позицию нашего западного соседа. Сразу после объявления решения КС РП, он прокомментировал данное событие, выразив надежду на то, что теперь «Украина отменит мораторий на проведение эксгумационных работ».

Но давайте подумаем, что с этой «надеждой» не так?

Мораторий на проведение эксгумационных работ был наложен ранее, чем появились разговоры о внесении поправок в закон об ИНП. Принятие такого решения украинской стороной являлось следствием отсутствия консенсуса в вопросе разрушенных и не восстановленных украинских памятников на территории РП. Отсюда вопрос, благоразумно ли ожидать, что украинский МИД снимет мораторий после решения вопроса несвязанного с его наложением? Более того, мою гипотезу в своем интервью некогда подтвердил даже посол Украины в Польше, заявив, что мораторий будет снят только после восстановления украинских памятников.

А что было ответом украинской стороны на принятие Польшей поправок в закон об ИНП?

Скандал вокруг памятника львам на Кладбище Львовских Орлят. А значит, вполне адекватным было бы ожидать, что именно этот вопрос станет компромиссным. Естественно, он является менее приоритетным для польской стороны, а потому все внимание будет сосредоточено на эксгумационных работах.  

Однозначно лишь одно. Украинская сторона должна выбрать, чем именно отвечать на пас польской стороны и отвечать ли вообще?

Радует то, что украинская сторона в лице Павла Розенко уже успела отреагировать и поблагодарить правительство РП за принятие решения столь позитивного для дальнейшего развития двусторонних отношений. При этом Розенко подчеркнул, что Украина готова начать разговаривать о снятии моратория. Но назвать это «должной реакцией» пока что нельзя. Почему? Потому что, должным было бы принятие решения размораживающего дальнейший диалог, а не пустая декларация намерений.

Возможной проблемой, которая может возникнуть в разговорах Польши и Украины, о которых заявил Розенко, является вероятное появление темы украинских памятников на территории РП. Если это станет приоритетным заданием украинских дипломатов, а польская сторона посчитает, что она уже итак сделала слишком много, то переговоры могут в очередной раз оказаться в тупике. А потому Украина должна сделать бескорыстный шаг в сторону примирения, при этом, не отдавая «главный козырь» сразу. Более приоритетную для Польши проблему из двух существующих, необходимо приберечь для решения приоритетного украинского вопроса. Это позволит по настоящему разблокировать диалог и в дальнейшем не переживать, что Польша может в любой момент потерять интерес к переговорам и уйти так и не решив вопрос реставрации украинских памятников на своей территории.  

Учитывая, накаленную внутриполитическую обстановку в самой РП, победы на международной арене нынешнему правительству «Права и Справедливости» критически необходимы.   

Сценарии решения исторических конфликтов также предлагаются и в Польше. В целом, общепринятый взгляд по стороне нашего западного соседа заключается в необходимости пересмотра Украиной исторических событий и связанных с ними героев. Другими словами, принятия польской интерпретации Волынской Трагедии и однозначное осуждение действий солдат УПА в 1943-1945 г. на западе Украины.

Естественно, такое решение двустороннего исторического конфликта является достаточно адекватным, и автор лично выступает за таким сценарием. Но, как известно, украинские власти не могут пойти на такой шаг по энному кол-ву причин. Потому необходимо рассматривать минимально конфликтогенный сценарий, в котором обе стороны садятся за стол политических переговоров и выстраивают последовательный план действий.

В данный момент, с целью разблокировки переговоров, за позитивным поступком польской стороны должна последовать не менее позитивная реакция украинского МИДа. Далее следует провести реальную оценку собственных дипломатических возможностей (рычагов давления, шансов, угроз и т.д.) и выставить следующее требование адекватное собственным силам. Необходимо признаться, что украинская сторона значительно слабее польской в дипломатическом плане. Ведь, как известно, «первый шаг» в сторону примирения всегда делает более сильная сторона, поскольку у слабого банально нет инструментов, способствующих восстановлению мира. А значит, от исторического конфликта теряет больше украинский МИД, а не польский.

Одно можно сказать с уверенностью. Шаг в правильном направлении уже был сделан. Ситуация однозначно находится в наших руках и как распорядится общим будущим, теперь решать украинской дипломатии.         

Popular publications